Учебный самиздат, Печать
Образование
22.02.08 23:00

ИЛИ ПОЧЕМУ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ, КУЛЬТУРЫ И НАУКИ УМЫЛО РУКИ?

В конце октября прошлого года ко мне обратились несколько учителей калмыцкого языка, работающих в средних школах, с тем, что имеет место дефицит учебников, зато их вынуждают распространять среди учащихся и родителей пособия рекомендательного характера, некачественные по содержанию и изобилующие ошибками. Выяснилось, что этой коммерческой деятельностью, которую иначе чем самиздатом не назовешь, уже несколько лет занимается сотрудница кафедры калмыцкого языка РИПКРО (Республиканского института повышения квалификации работников образования).

После анализа предоставленных мне учителями списка пособий из 11 изданий я обратилась за объяснениями к ректору РИПКРО, и Л.Д.Мунчинова совершенно справедливо назвала то, что происходит, "подпольным изданием". Я полностью с ней согласна, ибо ни одно пособие не проходило экспертизы на научно-методическом совете РИПКРО. Более того, и Министерство образования и науки РК не занималось вопросом издания учебников и пособий, не обращая внимание на то, что это важное дело подменила коммерческая деятельность одного лица. Именно коммерческая, поскольку речь идет вовсе не о меценатстве, а об удобной форме личного обогащения.

При этом сложилась странная ситуация: самого учебника калмыцкого языка нового поколения, столь необходимого школе, фактически нет, зато множатся издания прикладного характера - тесты, сборники картин по развитию речи, экзаменационных материалов и т.д.

Будучи обеспокоенной настоящим положением дел, автор этой статьи обратилась в ноябре 2007 года с докладной запиской на имя министра образования и науки РК Б.К.Салаева, в которой сообщалось о грубых нарушениях, допускаемых в последние годы при издании учебно-методической литературы по калмыцкому языку и литературе для 5-11 классов средней школе.

Позволю себе процитировать некоторые положения докладной записки.

"Уважаемый Бадма Катинович, считаю своим долгом обратить Ваше внимание на то, что в трудном деле развития и сохранения исчезающего на глазах нынешнего поколения калмыцкого языка приоритет, несомненно, принадлежит образовательным учреждениям РК, возглавляемым Министерством образования и науки (МОиН). Обновление программ по калмыцкому языку и литературе, создание учебников нового поколения и учебно-методических комплектов (УМК) должны находиться под постоянным контролем Вашего ведомства и издаваться только под грифом Министерства образования и науки РК.

По моим наблюдениям, бразды правления в этом ответственном деле отпущены МОиН на произвол и важнейший для существования калмыцкого языка вопрос решается бессистемно. Убеждаемся в этом на примере нарушений, допускаемых в учебных изданиях по калмыцкому языку для 5-11 классов средней школы…

…Анализ предоставленной мне учителями школ лишь части учебных изданий в 2005-2007 г.г. показал, что процесс этот полностью узурпирован кафедрой калмыцкого языка и литературы РИПКРО, которая занимается подготовкой учебных пособий и издает их под грифом КРИПКРО либо вообще без грифа (тиражом почему-то только по 1 тыс. экземпляров)…

…Этот произвол совершается не без ведома МОиН, потому что некоторые Ваши сотрудники официально выступают соавторами либо рецензентами этих учебных изданий…

Следует отметить, что и при городском отделе образования так же волюнтаристски "изготавливаются" различные учебные издания по калмыцкому языку, распространяемые по коммерческим (повышенным) ценам (очевидно, известным руководству МОиН и отделу развития национальной системы образования?).

Не являлись ли указанные выше факты наводнения школ "учебными самиздатами" препятствием для организации работы по созданию учебников нового поколения по калмыцкому языку и литературе? Сообщаю, что в финансировании поданной мной в 2001 г. в Региональную программу "Наука Калмыкии" конкурсной заявки на коллективный проект "Создание нового поколения учебников по калмыцкому языку для средней школы (5, 6-7 классы) и разработки системы УМК" было отказано.

С 1984 г. я являюсь соавтором действующих в настоящее время стабильных учебников по калмыцкому языку. Они переиздавались последний раз в 1996 г. (учебник для 6-7 классов тиражом 10 тыс. экз.), в 1998г. (для 5 класса - тиражом 5 тыс. экз.) и в 2003 г. (для 8-9 классов - тиражом 8 тыс. экз.). До последнего времени МОиН не ставило специально вопроса об обновлении программы по калмыцкому языку и создании учебников нового поколения".

Далее следовали конкретные предложения во благо развития и сохранения калмыцкого языка.

Пользуясь случаем, замечу, что на протяжении 10 лет доктору филологических наук, профессору Д.А.Сусеевой не заплачено за издание "Школьного словообразовательного словаря". Министерство также в долгу перед десятками авторов и рецензентов.

Ответ на докладную записку был получен мною лишь 9 февраля сего года. С сожалением должна заметить, что в нем не содержалось внятного ответа на вопрос, почему Министерство образования и науки не занимается вопросами подготовки и выпуска учебных изданий. Это была не более чем отписка.

2008 год объявлен Годом калмыцкого языка. И я считаю, что столь благое дело надо начинать с избавления от злоупотреблений в этой сфере, причем радикального, не боясь подпортить тот оптимистический фон, который неизбежно создается в таких случаях.

Роза ХАРЧЕВНИКОВА,
доктор филологических наук, профессор кафедры калмыцкого языка КГУ
 

Наверх