Инклюзия на бумаге? Печать
Особый случай
03.09.15 23:01

autttВесной мы сообщали, что в Элистинском детском саду №8 откроется инклюзивная группа («сенсорная» комната) для детей с расстройствами аутистического спектра (РАС).

2 апреля, во Всемирный день поддержки информации об аутизме, состоялся концерт, сборы от которого направлялись на создание этой комнаты в названном детском учреждении. В общую копилку добавила 50 тысяч рублей и администрация Элисты. Впрочем, одной комнаты мало, да и детский сад находится территориально не близко от центра города. Мы тогда задавали вопрос муниципалитету: нельзя ли создать для таких детишек полноценную группу, где разделялись бы зоны отдыха, приема пищи, сна, игр? Еще лучше создать детский сад компенсирующего типа или центр развития ребенка. Ведь особенных детей всё больше и больше.

В июле родители-активисты принесли радостную весть: в августе-таки откроется эта группа. Увы, сентябрь уж на дворе.

На состоявшейся неделю назад республиканской августовской конференции одна из ее секций свою работу обозначила так: «Реализация инклюзивного образования в муниципальных образовательных организациях г. Элисты» (первоначально тема «круглого стола» звучала как «Инклюзия: равенство возможностей, доступность образования»).

Присутствовали большей частью представители школ (директора, соцпедагоги, психологи), если не считать  сотрудников минобра, управления образования Элисты, РИПКРО и Центра психолого-педагогической помощи. Почему-то не было ни одного детсадовского работника. Между тем инклюзия особых деток должна начаться до школы. Иначе помещение их в незнакомую школьную среду без сопровождения (тьюторства) обернется крахом. Об этом позже скажет известный специалист по РАС, руководитель Центра реабилитации инвалидов «Наш солнечный мир» Игорь Шпицберг, ставший участником педагогического форума по видеосвязи.

Завсектором защиты прав детей минобразования и науки РК Тамара Барваева, открывая «круглый стол», сообщила, что отметила бы педагогов, много лет работающих в Матросовской коррекционной школе-интернате в Яшалтинском районе. Тамара Бембеевна особо подчеркнула: «Они получили базовое логопедическое образование еще в СССР». Видимо, все остальные либо не обременены им, либо переучивались? При этом матросовских ветеранов педагогического труда не пригласили, чтобы они поделились опытом и озвучили проблемы. Дали слово директорам школ, и они бегло рассказали о том, как они включились в прошлом году в федеральную программу «Доступная среда», на которую с 2011 по 2015 год государство выделило 168 млрд. рублей. Это на всю страну, но и того, как недавно выяснилось, не хватает. На реализацию «Доступной среды» с 2015 по 2020 гг. потребуется 362 млрд.

Руководители школ посетовали не только на отсутствие тьюторства, но и на обилие отчетных документов и проверок по полученным федеральным целевым средствам. Впрочем, деньги любят счет. В Калмыкии программа по развитию доступности среды разработана на период с 2013 по 2017 гг., и на нее отпущено чуть больше 13,5 млн рублей. Мало, конечно; и доступную, безбарьерную среду у нас больше понимают как создание пандусов и поручней (про лифты в школах скромно умолчим), а это ведь и устранение барьеров в сознании общества. На информационные кампании с 2011 по 2020 годы государство намеревалось отпустить более полутора миллиарда рублей. Кстати, «Степной мозаике», которая постоянно освещает проблемы инвалидов, не выделили пока ни копейки!

В две школы Элисты, по словам руководителей учебных заведений, впервые поступили по одному-два ребенка с РАС, которые с 1 сентября будут обучаться на дому. Всего в республике 2492 ребенка-инвалида, сообщила бывший замминистра образования и науки РК, а ныне директор Элистинского лицея Ирина Кавкишева   

По скайпу Игорь Шпицберг сообщил, что во всем мире стремительно растет число детей с РАС: если в 1999 году один аутист приходился на 1600 детей, то сегодня – один на 68. И причины, вызывающие такие расстройства, неясны. А в нашей стране положение усугубляется тем, что отсутствует возможность оказания эффективной помощи. При ранней диагностике и правильной помощи и коррекции до 60 процентов детей с РАС имеют возможность выхода, по словам Шпицберга, в высокофункциональное состояние, подразумевающее возможность полноценной жизни в обществе. Игорь Леонидович привел собственный опыт: его 27-летний сын с РАС три года назад закончил университет. Шпицберг пояснил, что без объединения усилий родительской (гражданской) общественности, специалистов (педагогов-логопедов-психологов) и государства проблему трудно решить.

Тьюторами, на отсутствие которых сетовали директора школ, могут, думаем, стать студенты КалмГУ – не только те, кто обучается на психолого-педагогических специальностях, но и с других факультетов – на основе добровольчества. Ими могут стать и родители. Шпицберг же заметил, что тьюторы не просто отдельные педагоги или помощники фронтального преподавателя. Тьюторы – это коннекторы, помогающие ребенку вписаться в школьную среду. К примеру, учитель спрашивает: «Сколько будет дважды два? Коля, скажи, пожалуйста…». Коля тихо, куда-то себе под нос, дает правильный ответ, но учитель не слышит: «Так, Коля, не знает, он дома подучит». И учитель, который не может отвлекаться от программы и плана урока, идет дальше. А вот тьютор как проводник громко озвучит ответ Коли.

Ребенок с РАС не сидит на месте и пяти минут, а если он и усидел, через 15 минут ему все равно ничего не интересно, тьютор выйдет в коридор с Колей, которому хочется попрыгать, поиграет с ним. Так примерно объяснил Шпицберг функции и задачи тьютора. Он также познакомил аудиторию с международными документами: Европейской хартией аутистов 1992 года, Клиническим медицинским протоколом Великобритании и Докладом Секретариата ВОЗ, с которым она обратилась в 2013 году к странам, – «Всеобъемлющие согласованные усилия по лечению всего спектра нарушений, связанных с аутизмом».

Самым интересным было выступление Шпицберга. Потом вновь аудитория заскучала, более того – участники «круглого стола» разбились, как часто бывает на заорганизованных мероприятиях, на мелкие компании: дамы болтали друг с дружкой о чем-то своем, педагогическом, невзирая на выступающего на трибуне.  После «круглого стола» родители аутистов пытались узнать о судьбе «сенсорной комнаты», инклюзивной группы (центр развития – как угодно назовите, но откройте!) в детском саду №8: создана она официально или нет? В тот день никто не мог толком ответить родителям.

Спустя несколько дней, после нескольких попыток удалось по телефону адресовать вопрос родителей представителю минобра РК, кандидату наук Валентине Эрендженовой. Она позвонила начальнику отдела дошкольного образования Элисты Наталье Бютциновой, затем передала мне слова последней о том, что постановление об открытии инклюзивной группы уже издано.

– Мы большую работу провели с минфином Калмыкии, выделены ставки специалистов, сейчас ищут хорошего дефектолога со стажем. Группа в детском саду открыта, – заверила Валентина Куприяновна. И добавила: «Вы можете сказать заведующей, что постановление издано».

Обратились с тем же вопросом и к Наталье Бютциновой. Вот тут и выясняется: да, открыта инклюзивная группа, но финансирования нет, и дошкольному учреждению придется самому изыскивать средства на зарплату педагогов, а это значит, вероятно, забрать надбавки и премии у других воспитателей на зарплату новых коллег? Зачем же так подходить к хорошему, в общем, делу? И что за «большая работа» проведена с минфином, если могут пострадать другие педагоги, у которых и так средняя зарплата – 7 тысяч рублей? Как вообще разрабатывалась «дорожная карта» калмыцкого образования? И почему журналист должен становиться курьером и сообщать заведующей детсадом о принятом администрацией города документе?

Райма ГРИГОРЬЕВА

От редакции: Мы бы еще раз повторили то, о чем писали в апреле: «В июне прошлого года, выступая в Москве на международной конференции по аутизму, министр образования РФ Дмитрий Ливанов сообщил, что 7,5 тыс. детей с РАС обучаются в различных учебных учреждениях. В основном в специальных коррекционных школах. Новый закон об образовании, действующий с 1 сентября 2013 года, впервые защищает их право на качественное и доступное образование. Ливанов говорил, что сейчас стоит «задача выстроить непрерывную вертикаль образования для таких детей, начиная от ранней помощи, продолжая комплексным сопровождением их обучения и заканчивая профессиональной реализацией и социализацией». Калмыцкие семьи с детьми-аутистами ждут этой «ранней помощи».

 

Наверх