ГКЧП в Калмыкии дали заслон Печать
Подробности
20.08.16 13:15

elzinПодумать только! Со времени неудавшегося государственного переворота, который инициировал ГКЧП, прошло ровно 25 лет. Действующего президента СССР Михаила Горбачева объявили не способным выполнять свои обязанности из-за какой-то болезни, члены госкомитета по чрезвычайному положению дали расширенное интервью советским и зарубежным СМИ. Вице-президент Геннадий Янаев не мог скрыть трясущиеся руки и при этом плел сущую околесицу…

Одним словом, ГКЧП априори был мертворожденным ребенком, так как абсолютно просчитался с мнением людей, которые совершенно не хотели возврата к прошлому.

Листая архивы, случайно обнаружил газету «Советская Калмыкия сегодня» №7 от 26 августа 2011 года, где был размещен материал под красноречивым заголовком «Об августе, о путче, о Народном фронте». Наверняка не так уж много человек прочитали его, так что не грех и повториться (публикуется с незначительными сокращениями и правкой).

 Валерий Бадмаев: На прошлой неделе все центральные каналы ТВ, а так же центральные газеты не обошли молчанием 20-ю годовщину ГКЧП. Как активный участник политических акций в августе 1991 года считаю необходимым, высказаться на эту тему. Кроме этого, решил опубликовать воспоминания моих бывших соратников из Народного фронта Калмыкии и регионального отделения Демократической партии России.

Хочу особо подчеркнуть, что народные фронты конца 80-х и начала 90-х годов прошлого века создавались по инициативе, идущей «снизу». Они требовали отмены командно-административной системы, отмены монополии на идеологию, требовали свободу собраний, свободу слова и т. д. Основным своим оппонентом НФК считал Коммунистическую партию Советского Союза.

Вот в августе 1991 года, в дни путча, у нас в Калмыкии лидер и активисты Народного фронта Калмыкии сыграли ключевую роль в организации политических акций сопротивления ГКЧП. И об этом стоит напомнить нашей республиканской общественности, а заодно дезавуировать фантазии бывшей псевдодемократки, опубликованные в «Известиях Калмыкии».

Вспоминая об августе 1991 года, я вспомнил эпизод из августа 1968-го, возможно повлиявший на мои политические убеждения в будущем. Я абитуриент Ленинградского политехнического института. Живу в одном из общежитий. В одной комнате со мной оказался пятикурсник Анатолий. Однажды вечером он пришел в комнату с группой своих однокурсников. Быстро накрыли стол, открыли бутылку водки, налили в стаканы и чайные чашки.

Мне вручили стограммовый стакан, наполненный водкой, я молча взял, сел на свою кровать. Один из старшекурсников сказал, что-то о задушенной свободе, и все выпили. Потом стали негромко разговаривать. Мне было семнадцать лет и ранее я практически никогда не пил. От хмеля у меня закружилась голова, и я никак не мог сосредоточиться и уловить нить разговора.

В тот вечер, я так и не понял, о каких танках на улицах каких-то городов они говорили. Кого они тихо материли? И только в армии, в ГСВГ, слушая солдат и сержантов, побывавших в 1968 году в Чехословакии, я осознал, на какой «тайной вечере» присутствовал и понял, что именно не понравилось этим студентам. В описываемое мною время за те речи, которые они вели, за те тосты, которые произносили, можно было схлопотать реальный срок, если бы среди нас оказался «стукач» КГБ.

Спустя много лет, в августе 1991 года, я стал одним из организаторов реальных политических акций, за участие в которых в случае победы ГКЧП (Государственного комитета по чрезвычайным происшествиям) так же как и в 1968-м, можно было получить реальный срок.

В понедельник 19 августа 1991 года я проснулся позже обычного и понял, что опаздываю на работу. Я был главным инженером проектной конторы «Целинпроект» в селе Троицкое. Приехал к 9 часам вместо 8-00. Мои коллеги занимались тем, что ведрами выносили воду из помещения нашей конторы, расположенной в подвале здания райкома КПСС. Оказывается, в ночь с 18 на 19 был сильный ливень, и наш подвал затопило.

Я включился в общую работу. Минут через 30 мы ее закончили. Решили перекурить, и в это время из распахнутого окна я услышал разговор приблизительно следующего содержания. «Ну, вот теперь КГБ наведет порядок! Всех демократов пересажают!». Меня это насторожило и я спросил у оказавшегося рядом знакомого кооператора: «Что там так бурно обсуждают?».

«А ты разве не знаешь? В Москве власть поменялась, говорят, Горбачева и Ельцина арестовали». Я сразу принял решение ехать в Элисту, чтобы встретиться с единомышленниками из демократического движения Калмыкии и обсудить сложившуюся ситуацию. Коллегам именно это и сказал, добавив, что могу отсутствовать неопределенное время. Направился в сторону автотрассы Элиста-Волгоград, чтобы поймать попутную машину в город.

В это время со мной поравнялась райкомовская «Волга» и остановилась. Второй секретарь райкома Алексей Доржинов на калмыцком языке пригласил меня сесть в машину, что я и сделал. По дороге в Элисту, он задал вопрос: «Что вы, демократы, собираетесь делать?». Я ответил, что сейчас найду соратников и, наверное, будем собирать митинг. Алексей Басангович по-калмыцки сказал: «Мадн хальмгуд такчиг бяяхм», то есть «Мы калмыки должны молчать». Я не согласился с его словами.

Когда подъехали к площади Ленина, и машина свернула к Дому правительства и обкома КПСС, увидел у памятника вождю пролетариата Николая Гаврилова, держащего в руках портрет Б. Ельцина. Рядом с ним сидели на гранитном постаменте Василий Бондарев и незнакомый мне парень. Выходя из машины, я кивнул в сторону памятника и сказал секретарю райкома: «Вот видите, наши уже собираются!». При этом я нисколько не сомневался, что большинство моих соратников сегодня же соберутся на площади.

Почти одновременно со мной подошли Игорь Полинов и Николай Шевенов. Молодой парень по имени Костя родом из Донецка оказался журналистом-практикантом газеты «Комсомолец Калмыкии». Тут же приняли решение, что я и Игорь пойдем к нему на работу (в Проектный институт), напишем несколько плакатов и вернемся назад, Николай Шевенов поехал к себе на работу, чтобы взять отгул.

Почти через час мы с Игорем вернулись с плакатами (тексты сочинили сами), застали на месте Гаврилова, Шевенова, Бондарева, Костю, Василия Тертышного и еще несколько человек. Разобрав плакаты, мы не стояли возле памятника, но прохаживались по площади, привлекая внимание сограждан. Кто-то к нам подходил, вступал в разговоры, но большая часть людей, молча проходила мимо.

Вскоре пришел Семен Атеев с плакатом собственного изготовления и присоединился к нам. Позже подошли еще несколько наших коллег из Народного фронта: Сергей Серский, Евгений – фамилию его забыл, Алексей Грищенко и другие. Подходили к нам и ребята из обкома КПСС и Верховного Совета Калмыцкой АССР. Приблизительно в 17 часов мы увидели депутата Верховного Совета Ивана Григорьевича Богданова в сопровождении двух мужчин.

У одного из них в руках была кинокамера. Еще не приблизившись к нам, он начал съемку. Иван объяснил, что это его друзья из Союза кинематографистов России и приехали в Элисту снимать документальный фильм о Калмыкии. Михаил, так звали оператора, продолжил свою работу. Позже я слышал, что Председатель правительства Калмыкии того периода Б. Ч. Михайлов демонстрировал именно эти кадры приехавшему в 1992 году в Калмыкию Борису Ельцину.

Приблизительно в 18 часов заместитель начальника горотдела милиции, подполковник Николай Александрович Намров, не приближаясь к нам, в мегафон объявил, что через несколько минут по ТВ будет зачитан указ президента России, в котором он признал незаконными действия ГКЧП. Намров посоветовал нам разойтись по домам и посмотреть вечерние новости.

Посовещавшись, мы решили поверить подполковнику и отправились на квартиру Николая Гаврилова, проживающего недалеко от площади, чтобы увидеть и услышать Б. Ельцина и его указ. Дома у Николая Улановича мы приняли решение на завтра организовать митинг в поддержку президента России и против действий ГКЧП. Позвонил по межгороду Борис Тодаев, сказал, что он в Городовиковске, уехал туда рано утром и там узнал о путче. Пообещал обязательно приехать. Так он и сделал.

На следующий день с утра было составлено заявление на проведение митинга на пл. Ленина. Было решено, что с этим заявлением к председателю гориспокома г. Элиста пойдут Н. Гаврилов, В. Бадмаев и Н. Шевенов. Советский мэр Элисты Николай Константинович Секенов практически сразу дал нам разрешение. По поручению Н. Гаврилова я и Сергей Серский поехали к Виктору Верёхину в парк «Дружба» и привезли звукоусиливающую аппаратуру. Помогал нам доставить ее на место Сергей Тадонов, который сразу после этого с площади уехал.

Хочу отметить, что 20 числа у здания горисполкома (ныне мэрии) было очень многолюдно. Собрались члены НФК и ДПР, депутаты горсовета и любопытствующие граждане. Наше сообщение о том, что митинг разрешен, встретили одобрительными возгласами. Внутри здания в фойе Сергей Гучунов организовал пресс-центр, как он сам с гордостью говорил, сделал это с одобрения председателя СовМина Калм. АССР Б. Ч. Михайлова, которому позвонил в Москву.

Об этом же с гордостью пишет и Зинаида Дорджиева в «ИК». При этом она пишет «мы», но не уточняет кто эти «мы». Она с Гучуновым или все лидеры и актив НФК и калмыцкой ДПР? Вот такая смелость и гражданственность по согласованию с начальством у многих из моих соратников вызывала ухмылку. Могу заверить, что ни я, ни другие мои товарищи, названные в этой статье, к этому согласованию не имели никакого отношения.

Вечером на пл. Ленина собралось человек 500, и это, по моему мнению, было здорово; такой поддержки элистинцев лично я не ожидал, т. к. ситуация в Москве была неясной, а власти республики заняли выжидательную позицию. Митингующие практически единогласно поддержали нашу резолюцию, осуждающую действия ГКЧП и одобряющую указ Б. Ельцина.

Еще утром 20 августа при подготовке к митингу к нам подошел высокий, крепкого телосложения человек, которого звали Юнус Дениев. Это был чеченец, приехавший в Элисту навестить родственника, лежащего в республиканской больнице. Юнус сразу активно подключился к подготовке митинга, выступил на митинге. Он сообщил нам, что звонил домой и узнал, что в Чечено-Ингушетии не собираются подчиняться ГКЧП. Это новость нам была по душе, мы убедились, что не одиноки, и что в стране идет активное сопротивление путчистам.

По окончании митинга решили на следующий день собраться снова, т. к. обстановка в Москве по-прежнему оставалась неопределенной. 21 августа мы вновь организовали митинг. Кажется, именно во время него по радио объявили, что члены ГКЧП сдались. Путч захлебнулся, М. С. Горбачева освободили, Б. Н. Ельцин и поддержавший его народ победили. Вечером дома у Ивана Богданова вместе с оператором Мишей и режиссером Виктором смотрели сюжет об «освобождении» семьи М. С. Горбачева. Взял в кавычки, потому, что и тогда и нынче не верил и не верю в искренность Михаила Сергеевича.

Сейчас, через двадцать лет после тех памятных дней, могу откровенно сказать, что лично я выступил против путчистов и поддержал законно избранного президента России ради новой свободной жизни в новой по-настоящему демократической стране. С первого же дня был уверен, что Горбачев обо всем знает, но в свойственной ему манере сбежал в Крым, в Форос, сняв с себя ответственность за происходящее.

Очень сожалею о том, что в последующие годы, по вине высших должностных лиц страны, в том числе и Бориса Ельцина, Россия с каждым годом все больше скатывалась к авторитаризму, коррупции и экономическому краху. Вместо поступательного и позитивного движения к по-настоящему правовому государству и гражданскому обществу, вместо позитивного развития всех демократических институтов в нашей стране растет уровень коррупции, безответственность и цинизм чиновников всех уровней.

Это, по моему мнению, тупиковый вариант так называемого развития страны, и ни к чему хорошему он не приведет. Россия на протяжении многих лет отстает в политическом и экономическом развитии от ведущих стран мира. Калмыкия так же многие годы, «благодаря» К. Илюмжинову и его приспешникам, отстает в развитии от большинства регионов России.

Мириться с этим нельзя, надо всеми законными способами добиваться смены власти, а вместе с этим добиваться либерализации всех сфер общественной и экономической жизни страны и республики. Требовать возвращения выборов глав регионов, мэров городов и членов Совета Федерации, при этом четко ограничить пребывание на этих должностях двумя сроками по четыре-пять лет. Два срока – и точка, хочешь подряд, хочешь через раз или два, как у тебя выйдет.

Выход из тупика, в который нас завела нынешняя властная элита, во главе с В. Путиным и его дублером Д. Медведевым, по моему мнению, есть. И этот выход заключается в том, чтобы политические лидеры страны были ориентированы на истинно демократические ценности и стимулировали по настоящему конкурентную экономику, ее производственный сектор и без лжи и лицемерия боролись с коррупцией и произволом чиновников всех рангов и мастей.

Бондарев Василий Васильевич, в начале 90-х анархист-синдикалист, в дальнейшем стал членом экспертного совета при президенте РК К. Илюмжинове:

Рано утром 19 августа 1991 года мне позвонил председатель Народного фронта Калмыкии Николай Уланович Гаврилов. Сказал, что есть предложение всем членам НФК выйти на площадь им. Ленина в г. Элиста и провести там митинг против ГКЧП. Николай подчеркнул, что для этой акции потребуется смелость. Спросил: «Согласен ли я вместе с ним прийти на час раньше назначенного для всех остальных срока?». Я без колебаний ответил: «Да». И мы вдвоем пришли на площадь. Через час стали подходить другие наши товарищи с транспарантами и лозунгами.

Начался импровизированный митинг. Стал собираться народ. Появилась милиция. Через мегафон нас попросили очистить площадь. Вышли работники «Белого дома» в качестве зрителей. И кто-то оттуда из их среды вынес листы белой бумаги, на которых был отксерокопирован указ президента России, объявлявший членов ГКЧП путчистами.

Милиция стала медленно брать нас в кольцо. Я подошел к старшему, это, кажется, был майор и показал ему указ. Минут через пять милиция исчезла с площади. Было уже 18 часов. Я побежал по редакциям газет, но практически все под разными предлогами отказались печатать указ президента России. Исключение составила газета «Комсомолец Калмыкии», в редакции которой в то время находился журналист Владимир Бессарабов.

Среди выступавших на митинге помню Гаврилова Н. У., Насунова А. Б., Бадмаева В. А., Гучунова С. У., Дорджиеву З. К., Мечитова Г. А., Полинова И. Ю., Санджиева С. Г. Утром в «Комсомольце Калмыкии» появился тот самый указ Бориса Ельцина. Страха уже не было. И помню, что мы пошли убеждать руководителей Верховного Совета Калмыцкой АССР занять правильную политическую позицию.

Еще до августа 1991 года я нередко говорил своим коллегам из Народного фронта Калмыкии, что сейчас мы вместе, но как только сбросим власть КПСС, то сразу же идейно и разойдемся. Так и случилось: разошлись по партиям и движениям. И разошлись так, что одна часть калмыцкой демократии стала позицией власти, а другая оппозицией. Идейная борьба между ними и составила содержание ее (калмыцкой демократии) жизни последние 20 лет.

Власть у нас в стране либеральная или стремящаяся быть по-настоящему либеральной, просвещенно-либеральной. А что оппозиция? Она должна быть национально и патриотически ориентированной. А она у нас какая на самом деле?

К этим августовским дням в Интернете мне бросилась в глаза вот эта характеристика либеральной модели, взятой нашей властью за образец развития. «…Она не будет давать нашей стране развиваться до тех пор, пока у руля будут стоять те силы, которые в 1991 году захватили и осуществляют власть у нас в стране с ориентацией на «западничество», псевдо-демократию и псевдо-либерализм».

 Шевенов Николай Алексеевич, активист демократического движения Калмыкии, депутат Элистинского Совета народных депутатов 1990-1993 годов:

19 августа 1991 года я вместе со своими друзьями-единомышленниками Атеевым Семеном Николаевичем, Бадмаевым Валерием Антоновичем и другими вышел на площадь у здания правительства (там, где ранее стоял памятник Ленину) в знак протеста против ГКЧП, который пытался тогда остановить процесс наметившихся демократических реформ в стране. Было страшновато, т. к. никто не знал, чем это все может закончиться... Мы шли на протест по принципу «кто, если не ты?». И долгие годы после этого, участвуя в демократических движениях, я лично исходил из этого принципа. Я говорил себе: «У меня растут сын и дочь, и я должен создать условия, чтобы их поколение жило в демократическом свободном обществе». Лозунг русских демократов 19 века «За нашу и вашу свободу» (с таким плакатом стоял Игорь Полинов) почему-то вызывал дискуссию у наших оппонентов. А ведь жизнь показала, что инертность основной массы населения привела к тому, что мы сейчас имеем...

Получается, что прав «отец нацизма» шотландский историк Томас Карлейль: «Всякую революцию задумывают гении, осуществляют романтики, а пользуются ее плодами отпетые негодяи». Мы были молоды, полны романтических идей, верили, что изменим нашу страну и сделаем ее цивилизованной. Мы упивались тем, что КПСС перестала господствовать, а ГКЧП поставлен вне закона. Вроде бы не было в стране сторонников старого режима. Все вдруг стали придерживаться демократических идей, бюрократы переродились. Но это была иллюзия перерождения.

Ни Горбачев, ни Ельцин не смогли переломить хребет командно-административной системе. Хотя власть предержащие и рядятся в тоги демократов, но по сути – это те же партократы, только еще более агрессивные и нахрапистые. Они не стесняются распоряжаться государственными средствами в свою пользу, обкладываться «своими людьми», обзаводиться нужными знакомствами. В результате у властной кормушки хорошо организованные, тесно связанные между собой, уверенные чиновники. Они «хорошо упакованы» и никогда не откажутся от такой синекуры. Трудно назвать хотя бы одного из них, который бы жил на свою зарплату.

Все в стране вернулось на привычные круги советского прошлого. Нет конкуренции, свободы слова, господствует одна партия, одни и те же люди у власти. Телевидение активно промывает нам мозги: не надо думать, смотри сериалы, концерты, копайся в «грязном белье» кумиров сцены и будь счастлив. Показателем такой «счастливой жизни» является молодежь. Они активно «голосует ногами»: кто может, бежит из нашей страны, республики, села. Печально все это. Но народ по-прежнему безмолвствует.

Гаврилов Николай Уланович, председатель Народного фронта Калмыкии 80х-90х годов, в дальнейшем работал в мэрии г. Элиста, а затем руководителем управления миграционной службы РФ по РК:

20 лет назад, 19 августа 1991, года вряд ли кто из моих единомышленников мог предположить, что сегодня в нашей стране самыми востребованными словами будут слова, сказанные Еленой Боннер накануне своего ухода из жизни: молчание становится подлостью.

И кто мог подумать, что ветер перемен вскоре утихнет, и какими наивными мы были, когда верили в обратное. Романтика нового мышления быстро закончилась. Вновь пришли люди из КПСС, но уже только те, кого Егор Гайдар назвал «людьми без особых моральных устоев».

Было ли это эволюционной закономерностью или спектаклем театра, того, что на Лубянке, спектаклем под кодовым названием «Август-91». Сегодня об этом, по моему мнению, никто не скажет однозначно. Тем более, в такой стране как наша. Где ключевым министерством является МЧС.

Что касается лично меня, то я как человек провинциальный и живущий в условиях ограниченного пространства и при отсутствии объективной информации ничего не знал и не понимал, что происходит в масштабе государства. Признаться, не знаю и по сей день. Но надеюсь, что лет через 30 узнаю. Аккурат к событиям августа – 91-го, когда им исполнится 50 лет. О правде в нашей стране узнают через многие десятилетия. Так уж с давних пор заведено.

Поступок морского офицера Валерия Саблина – яркое тому подтверждение. И как его только не поносили! Самое приличное слово было «изменник». А, выяснилось, что наоборот. Вы только вдумайтесь, под каким лозунгом он устроил свой демарш: «Наше выступление ни есть предательство Родины, а чисто политическое и прогрессивное выступление». В 1962 году в письме Н. С. Хрущеву он убедительно просил первого секретаря «очистить партию от подхалимов и взяточников».

Что мы сегодня переживаем? Да, то же самое. И так будет, как сказал А. И. Солженицын, «до тех пор, пока у власти находится бывшая партийная номенклатура и хищные комсомольские вожаки». В лихие 90-е мне довелось работать под «чутким руководством» бывших секретарей обкома и райкомов. С виду вроде нормальные люди, а присмотришься, ничего кроме должностного цинизма в них нет.

Сегодня, когда изменились жизненные стандарты, цинизм чиновника любого ранга (от президента страны до клерка из элистинской мэрии) становится настолько вызывающим и унижающим окружающих, что поневоле начинаешь переживать за тех самых бывших номенклатурщиков, которые мною руководили и знают мое мнение о них. Хотя, по большому счету, они плевать хотели на мое мнение.

Ан нет! С 9-00 и до 18-00 он (чиновник) должен блюсти принципы социальной справедливости. Он должен сидеть, как статуя, со сложенными на столе руками, с понимающей и сочувствующей мимикой на лице, которое в одно мгновение может превратиться в лицо, выражающее удовольствие от упоения властью.

Мысленно возвращаясь в начало 90-х годов прошлого века, вспоминаю, как я и мои единомышленники по Народному фронту Калмыкии пытались провести встречу в Яшалтинском районе Калмыкии. Не получилось. Не разрешил руководитель этого района, который был против «всяких народных фронтов». И вот спустя более 20-ти лет именно он, отрапортует о 44 организациях, готовых «строить другое светлое будущее». Это он сейчас говорит: «Общероссийский народный фронт пришел всерьез и надолго».

Звучит это, как раскаяние за несерьезное занятие в прошлом. Не удивлюсь, если от него же услышу: «Вперед к победе капитализма!». Ну и времена, однако! Сгораю от любопытства от одной мысли, а что же станет с подобными «оборотнями», выиграй выборы партия Г. А. Зюганова?

 

Комментарии (появляются после проверки модератором)  

 
+1 #1 Валентина 22.08.2016 22:21
За что боролись, на то и напоролись!!!!! Теперь, через четверть века выясняется, что и путча то не было вовсе,спектакль был, поставленный продажным горбачевым и ельциным-уродом . Обычная оранжевая революция, вот вы и"поигрались" в неё, родимую. Вряд ли вы благодарности дождётесь за "революционный" пыл.
Цитировать | Сообщить модератору
 
 
0 #2 Гиляна 22.10.2016 22:29
Валентина, солидарна с Вами!. А Горбач с орденом "За победу в холодной войне, вручённой ему Клинтоном, на вилле в Германии под охранной отдыхает. А народ живёт в оккупированной США стране. Ежедневно платит дань, и по Конституции живёт, написанной Американскими консалтинговыми компаниями!
Цитировать | Сообщить модератору
 

Наверх