Колесо фортуны, или Автобусная рулетка Печать
Авто и дороги
01.12.12 12:43

avМы все стажеры на службе у будущего. Слова эти из кинофильма «Сталкер» по сценарию братьев Стругацких. Проводника спрашивают: «А зачем сюда люди ходят?» «За счастьем, наверное. Впрочем, они об этом не говорят...» По аналогии в связи с пассажирскими перевозками сам собой возникает вопрос: «А зачем люди едут, куда спешат?» И ответ наверняка последует тот же: «За счастьем...»

Как бы то ни было, мы за этим самым торопимся в Москву и Питер, отправляем детей и внуков на учебу за тридевять земель, порой не задумываясь над тем, доедем ли. Садясь в автобус, оцениваем салон: все ли соответствует нашему представлению о сервисе; интересуемся, есть ли видео, радуемся, когда соседнее место пустует, усаживаемся поудобнее и начинаем выискивать знакомых. Потом всё стихает, и мы погружаемся в приятную дремоту. И ни разу не приходилось слышать (в Москву и обратно за последние годы ездила несколько раз), чтобы кто-нибудь спросил, как зовут водителей, и пожелал бы им вслух доброго пути. Никто не поинтересовался теми, кому мы вручаем свою жизнь. И я, признаться, тоже...

Чему учит несчастье?

Странный вопрос, скажет иной. Одних отрезвляет и мобилизует, других оставляет равнодушными. Как всегда в обычной жизни. В Интернете мы нашли упоминание более десятка ДТП с участием наших автобусов, большинство - с травмами и человеческими жертвами. Вспоминается сообщение об одной из первых аварий, вызвавшее у жителей республики, по меньшей мере, недоумение, потому что, по нашему представлению, этого просто не могло быть.

22 августа 2006 года элистинский автобус, следовавший в Санкт-Петербург, недалеко от Москвы столкнулся с автомобилем ВАЗ-2104. Погибли три человека в легковушке. Пострадали 10 пассажиров автобуса, которые отказались от госпитализации, и рейс был продолжен. Продолжен, потому что наши были не виноваты? Но даже после завершившегося следствия мы, пассажиры, не получили точной информации о происшествии, нет ее и в Сети. А почему? От кого скрываем? Ведь это наше право - доподлинно знать о том, что происходит на дорогах, по которым мы передвигаемся.

В половине случаев со смертельными исходами и травмами виноваты и наши водители. Почему это происходит все чаще и чаще? Только в этом году произошло семь, возможно, и больше аварий с трагическими последствиями и без.

Как элистинцы переживают недавнюю трагедию на тамбовском участке дороги автобуса компании «Экспресс-тур», произошедшую 15 ноября примерно в 20 часов? Это ДТП принесло много горя. Достаточно сказать, что 43-летний Сергей Новиков похоронен - пусть пухом будет ему земля! И уже никогда не расскажет, что в роковые секунды произошло с ним - опытным водителем, находившимся за рулем. Его напарник с ампутированной ногой пребывает в больнице. С различными травмами госпитализировано еще девять пассажиров.

Из разговора с представителем фирмы «Транс-тур», не пожелавшим назвать имени, стала известна точка зрения, существующая среди водительского состава. Он настаивал на том, чтобы я ее высказала.

В секунды принятия главного решения, находясь за рулем, Сергей Новиков принял удар на себя, хотя мог бы попытаться увернуться от столкновения. Но тогда опрокинулся бы и сам автобус. Спасая пассажиров, он подставил себя и напарника, сидящего рядом. Возможно, тот что-нибудь прояснит следствию.

Некоторые водители утверждают, что трасса на тамбовском отрезке пострашнее льда. На ней много липкого, скользкого чернозема, который вывозят вместе со свеклой с полей большегрузные автомобили. И с этим там никто не борется. Никаких предупреждающих знаков. Именно на том участке зарегистрировано наибольшее число ДТП.

На элистинском вокзале вечером 20 ноября перед отправлением междугородных автобусов пассажиров поджидали пять автолайнеров: один - на Питер, четыре - на Москву. Они принадлежали компаниям «Нежин-экспресс», «Транс-тур», «Экспресс-тур», «Альянс-тур», «Лотос-тур». Подойдя к водителям «Экспресс-тура», я выразила соболезнование по поводу произошедшей трагедии, гибели их товарища и поинтересовалась проблемами, возникающими на пути следования.

- Да, в общем-то, проблем никаких, - ответил один из них (имен я не спрашивала). - Водитель, у которого за спиной десятки людей, всегда начеку. Это наша профессия, и ее сложности нам по плечу. А всякое ДТП - дело случая.

Выходит, Аннушка на пути уже где-то масло пролила? Мистика какая-то!

- Большие расстояния - это нормально для уверенного в собственных силах человека. Во время следования все рассчитано, выверено и принято нами для неукоснительного исполнения, - сказал водитель другого автобуса. - Я имею в виду скорость: максимальная на трассе - 80-90 километров в час, остановки через каждые три с половиной часа, наличие двух водителей, один из которых не просто отдыхает, а спит столько, сколько отводится на это времени. К такому режиму мы быстро привыкаем, и если вы ездили нашими автобусами, то помните, наверное, все остановки и размеренный ритм следования.

Кто-то из собеседников заметил, что автотрасса Волгоград-Москва не соответствует стандарту и местами просто некудышняя, особенно на территории Волгоградской области. Другое дело - южное направление на Москву через Ростов-на-Дону. Кстати, один из автобусов следует этим маршрутом.

Садясь в автобус, пассажир всякий раз доверяет себя профессионалам. Но насколько они профессионалы и насколько готовы к каждому рейсу - вот вопрос, на который ответа сразу не найти. Стоило коснуться этой темы, как собеседник тут же находит повод удалиться. Так произошло, когда я, к примеру, поинтересовалась техосмотром и медицинским контролем - где и как они проводятся.

- А вот, можете посмотреть, все бумаги подписаны, печати собраны, - зашелестел стопкой документов диспетчер автобуса «Экспресс-тур». - Машины перед каждым рейсом тщательно проверяем, медконтроль проводится своевременно.

Водители, чего греха таить, - народ выпивающий. Может, кто-то из этих ребят накануне хорошенько поддал, как это сделал мужчина средних лет, забежавший с приятелем на огонек к одному из моих знакомых. И тот, рассказывая мне об этом, не скрывал своей озабоченности, потому что накануне отправил в Питер внука. Он был поражен тем, что человек, которому завтра в рейс на Москву, пришел почти пьяным; мало того, как его ни отговаривали, выпил с товарищем на двоих бутылку водки, однако и этого оказалось мало. На вопрос: «А как же медконтроль?» последовал убийственный ответ: «Медсестре шоколадку - и всё в ажуре!»

Не знаю, насколько это правда; возможно, знакомый что-то приукрасил или напутал, но нехороший осадочек от его рассказа все же остался.

Водители-междугородники превосходно знают друг друга. Нетерпимость к любителям спиртного с их стороны показалась мне в одно время хорошей приметой. Это было в 2001 году, когда мой родственник попросился к ним на работу и ему отказали. Да, он был хорошим водителем, честным парнем, работал безаварийно, но и страсть его к выпивке была хорошо известна в шоферской среде. Надеяться на молодой организм, что он все выдержит и не подведет, просто авантюрно. Это автобусники хорошо понимали, потому и последовал отказ.

За семью печатями

- Человеческий фактор - вот главная причина большинства ДТП на дорогах, - утверждает инспектор технического отдела управления ГИБДД МВД по РК Санал Лиджиев. - И только незначительную часть из них можно отнести к техническим неполадкам.

Кто с этим спорит? Каким образом проходил медицинский контроль в бывшей «Автоколонне-1480», журналисты, писавшие о ее тружениках, надеюсь, еще помнят. Тогда мы могли присутствовать на нем беспрепятственно. Врач просила раздеться до пояса, осматривала водителя - нет ли синяков, царапин. При помощи фонендоскопа слушала сердце, затем измеряла артериальное давление, ставила градусник во время гриппозных нашествий и подробно расспрашивала о самочувствии самого человека, всматриваясь в его глаза, которые хорошему доктору всегда скажут значительно больше, чем слова. Мне захотелось посмотреть, как проходят медконтроль сегодня. Диспетчер автобуса махнул рукой на запад от автовокзала: «На территории хоздвора найдете». Было около четырех часов дня. Дверь неказистого домика оказалась на замке. Такое впечатление, что он даже не ота-пливается, и о том, что здесь проводится медицинский контроль водителей, сообщала только старая вывеска. Когда же они успели пройти осмотр? Я бродила по территории вокзала с трех часов, когда автобусы еще только подъезжали.

- Мы проходили медицинский контроль на своей стоянке, - пояснил один из них.

- Где это? - поинтересовалась я, но ответа не последовало.

И закралось сомнение в том, что водители вообще его проходят. Разве что от случая к случаю... В Москве и Питере, говорят, - не отвертишься. Согласно подписанным договорам, наши автобусники подъезжают к местам медицинского контроля перед каждым рейсом.

Чтобы получить ответы на ряд вопросов, к хозяевам автобусных компаний достучаться не удалось (в кассах их телефонные номера попросту не дают). Откликнувшиеся исполнительные директора фирм не пожелали, чтобы их имена появились на страницах газеты. А это говорит о том, что пассажирскому бизнесу, скорее всего, есть что скрывать, потому он не идет на открытый разговор с прессой.

Вышеупомянутый Санал Лиджиев обстоятельно рассказал о проблемах пассажирских перевозок, но это, напомню, его долг перед средствами массовой информации. А вот в распечатке автокатастроф, которые произошли с калмыцкими автобусами на отрезке Элиста-Питер, Санал Иванович отказал: «Мы это делаем только для следственных органов». И это не что иное, как ведомственный взгляд на суть вещей - прямое нарушение закона о СМИ.

Практически ничего не удалось разузнать и о техническом контроле автобусов, отправляющихся в дальние рейсы. Сами наемные водители говорят, что за это отвечает каждый собственник. А где осуществляется текущий или капитальный ремонт, им неизвестно. Главное, чтобы документы были в полном порядке.

Если выход и есть, то его не там ищут

Складывается впечатление, что мы, пассажиры, являемся заложниками частного предпринимательства. Если раньше его нельзя было тронуть, то теперь, после заявления президента страны «пора перестать кошмарить средний бизнес», мы вообще ничего о нем не узнаем. Владельцы автотранспорта стремятся любой ценой заработать как можно больше денег.

Со временем автобусов становится больше, чем требуется для перевозки калмыцких пассажиров. Известно, что маршрут на Санкт-Петербург ГИБДД республики стремится закрыть из-за дальности следования и отсутствия условий для отдыха водителей. Этому, утверждают гаишники, препятствует министерство по строительству, транспорту и дорожному хозяйству РК в лице Юрия Ользеева. Не желают этого и собственники автолайнеров, потому что резко упадут заработки. Но именно на этом маршруте произошло наибольшее число ДТП.

Есть еще одна проблема, которая с 1 января 2013 года якобы должна разрешиться. Садясь в автобус, мы наивно полагаем, что защищены по всем правилам пассажирского автострахования. Увы, те, кто получил травмы в ДТП, вынуждены в основном лечиться на свои средства. Лишь скудные проценты страхования закладываются в стоимость билета. С нового года страховка каждого пассажира увеличится в разы, т. е. она будет соответствовать общепринятым российским стандартам (хорошо бы международным).

Общеизвестно, пассажирские автоперевозки в Калмыкии всегда были альтернативой самолету и железной дороге. Мы могли выбирать и не всегда ценили, что имели такую возможность. Теперь же небо стало большинству недоступно, а железнодорожный путь на Москву и Питер, Крайний Север, в Сибирь, куда устремляются наши земляки, начинается с Волгограда. Жителям Калмыкии почему-то кажется, что автобусом добираться до Северной Пальмиры (а это две тысячи километров) нормально. Пораженный подобной логикой пользователь Интернета оставляет следующую запись: «Зачем из Элисты ехать в Питер автобусом? Из-за экономии 600-700 рублей? Эх, Россия...»

Выходит, что так. А еще из-за отсутствия пересадок: сел и поехал... К тому же долгое время такие перевозки считались безопасными. Новенькими собственными «Сетрами» управляли тогда первоклассные водители, имена которых и по сей день на слуху. Это Александр Калюжный, Павел Шерет, Александр Бугаев, братья Николай и Алексей Новиковы и другие. Одни из них стали бизнесменами, другие уехали в мегаполисы в поисках лучшей жизни. Сейчас с уважением отзываются о водителе из «Дилижанса» Викторе Луговенко. Когда у человека за рулем безукоризненная репутация и многие знают его в лицо, пассажирам нет нужды бояться. Но так длилось недолго.

Последние два-три года автокатастрофы участились - это мы столкнулись с дефицитом хорошо обученных, опытных и надежных водительских кадров, утверждают в ГИБДД республики. На работу берут всех, кто ни попросится; случается, что междугородными перевозками занимаются не совсем благонадежные люди.

В устах компетентных органов это звучит как приговор. То же самое говорил, отвечая на мои вопросы, и один из участников состоявшегося экстренного обсуждения трагедии 15 ноября, куда собрались представители власти и курирующих пассажирские перевозки госслужб. Более того, начальник управления государственного автодорожного надзора по Астраханской области и РК Геннадий Шургунцыков утверждает, что лицензирование уже не оказывает столь сильного и положительного воздействия на частный бизнес, как прежде.

Тогда зачем открывать новые фирмы? Для нашего региона достаточно и двух-трех, считают сами пассажироперевозчики, между которыми развернулась нешуточная конкуренция.

А выражается это, прежде всего, в ценовой политике. Помнится, летом старые фирмы подняли цены с 1600 до 1900 рублей за билет в Москву, а новые, наоборот, их понизили. Но у них, говорят, зарплату водителям задерживают. С каким же настроением водитель садится за руль? Это ведь тоже «человеческий фактор». С 25 июня надзорные органы вернули цены на круги своя и оштрафовали фирмы, нарушившие договоры, на 50 тысяч рублей - чтоб неповадно было.

Александра МАЛЯКИНА

 

Наверх