Концлагерь для скота? Печать
ЧП
30.08.16 11:46

КАК ПРЯТАЛИ ЯЩУР В СТРАНЕ, СВОБОДНОЙ ОТ НЕГО

skottТри месяца прошло с тех пор, как неведомая болезнь сразила скот Калмыкии, составляющий основу благосостояния степного народа. Потери обычно подсчитываются и объявляются, пусть не сразу, но предаются огласке, а в данном случае не было никакой информации ни о жертвах эпидемии, ни о принимаемых мерах, не было даже предупреждений населению: как себя вести, чтобы не заразиться от больного животного…

Однако в первые дни эпизоотии большей частью народ возмущался в социальных сетях: мол, что неизвестный вирус – это ящур, а молчат о нем лишь потому, что «по бумагам» его нет.

Напомним, 27 мая 2016 года Минсельхоз РФ и немало СМИ сообщили о том, что накануне Всемирная организация здравоохранения животных (или Международное эпизоотическое бюро — МЭБ) признала Россию страной, свободной от ящура. О том, что это упростит доступ отечественной продукции на мировой рынок. Та же радостная весть была опубликована и на сайтах других ведомств, к примеру: «Россельхознадзором в течение 2015 г. активно велась работа по получению Российской Федерацией официального признания Международного эпизоотического бюро (МЭБ) статуса страны, имеющей зону, свободную от ящура без вакцинации, в целях получения возможности экспорта животноводческой продукции из этой зоны в зарубежные страны».

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги

Буквально в это же время стали появляться публикации, главным образом в соцсети «Вконтакте», потом в «Фейсбуке», о вспышке ящура в Ики-Бурульском, Октябрьском и Целинном районах Калмыкии: это были эмоциональные посты-сообщения об отстреле «приговоренных» животных (фермеры плакали и прощались с коровами-кормилицами, кто-то попал с инфарктом в больницу…).

30 мая и 1 июня два сетевых издания дали заметки под заголовками: «В Калмыкии обнаружен ящур» и «В калмыцкий поселок пришел ящур: жители массово забивают скот». Новостной портал «Мясомолочная промышленность» (http://www.myasoinfo.ru/news/?ELEMENT_ID=43983), говоря о «теме, замалчиваемой властями Калмыкии» и «подлинно народном бедствии », 6 июня сообщил: «По рассказам очевидцев, уничтожается такое огромное количество скота, что на расстрел уже не хватает патронов, и несчастных животных еще живыми швыряют в огонь «борцы с заразой». Калмыкия превратилась сегодня в концлагерь уничтожения для всего находящегося на ее территории скота. В огненную могилу уходят теперь не просто некогда тучные стада коров и овец, уходит в огонь сама жизнь наших людей. И уходит безвозвратно. Восстановить утраченное поголовье в большинстве хозяйств не смогут вообще никогда. Настоящая трагедия… Между тем продолжается заговор молчания во властных кругах. Никакой эпидемии нет, и точка. В Интернете пишут, что фермерам вроде бы обещали компенсации. Но главные вопросы остаются открытыми. Как будут выплачивать компенсации, если эпидемии нет? На каком основании? Кто виноват в том, что возникла эпидемия? Кто способствовал тому, что произошла чудовищная трагедия?»

Далее портал myasoinfo.ru, напоминая, чем был «печально известен» бывший губернатор Краснодарского края, ныне министр сельского хозяйства РФ Ткачев, пишет: «В то время, когда министр получал сертификат, в Калмыкии в Ики-Буруле у огненной ямы прощались со своей скотиной, зараженной «несуществующим» ящуром, местные жители…»

В тех сообщениях об эпизоотии, появившихся на нескольких новостных порталах с конца мая по начало июня, обязательно указывалось на врученный России сертификат о статусе страны без ящура. Ну, да, нет же его, и высокая грамота, пожалованная международной организацией, подтверждает сей факт, а если кто-то там мычит и плачет – это, получается, его проблемы. Да уж, гладко было на бумаге…yahur

Второе, что подчеркивалось в публикациях, это «молчание ягнят» – сокрытие проблемы властями. Впрочем, один из сайтов еще 21 мая сообщил: «Чиновники поясняют, что в республике началась эпидемия ящура. И потому, мол, и запрещен вывоз мяса и мясопродуктов». Получается, чиновники (разве не они представляют власть?) всё-таки «поясняют», что «началась эпидемия»? Далее в статье: «Все вроде бы правильно, ящур – опасная инфекция, с ней шутки плохи, но настораживают некоторые обстоятельства. К примеру, никакой (!) официальной информации о том, что в Калмыкии объявлен карантин по ящуру, нет».

И в самом деле: почему власти, в т. ч. МЧС, ветслужбы, Роспотребнадзор (ведь налицо угроза благополучию человека, о чем печётся названная служба), надзорные и прочие органы не объявили о карантине?

Оспа в списках тоже не значится

Ведь еще в январе этого года стало известно, что в Закавказье был зарегистрирован случай ящура. И 2 февраля, к примеру, главный госветинспектор Воронежской области Сергей Капустин сообщил: «Наше беспокойство связано с тем, что 15 января зарегистрирован случай ящура на территории Республики Армения среди крупного рогатого скота. Ящур – это особо опасное заболевание. Болеют практически все виды животных, и даже может заразиться человек. Южные регионы России – буферная зона – животных для профилактики вакцинируют. У нас же на пути ящура стоят 8 пунктов ветеринарного контроля».

А в апреле даже Ипатовская (Ставрополье, соседний с Калмыкией регион) станция по борьбе с болезнями животных объявила: «В связи с резким ухудшением эпизоотической ситуации по заразным, в том числе особо опасным болезням животных в Республике Дагестан, Чеченской Республике, Республике Калмыкия, в целях предотвращения заноса вируса ящура необходимо: гражданам, владельцам восприимчивых животных (КРС, МРС) провести вакцинацию и ревакцинацию всего восприимчивого поголовья животных противоящурной вакциной; ежедневно проводить осмотр своего поголовья…»

А что делали наши ветслужбы? 2 мая Управление ветеринарии РК направило обращение директору департамента ветеринарии Минсельхоза РФ Владимиру Боровому, в котором просило «согласовать проведение вакцинации восприимчивого поголовья сельскохозяйственных животных против ящура на территории Республики Калмыкии». И в этом же письме управление напоминает, что «в соответствии с поручением департамента ветеринарии Минсельхоза России от 01.08.2014 года… ФГБУ «ВНИИЗЖ» рекомендовало исключить из зоны профилактической вакцинации животных против ящура Республику Калмыкия».

Да, 2014-2015 годы были благополучными по этой инфекции для республики, в 2013 году своевременная иммунизация скота и карантинные посты на подступах к региону позволили избежать потерь. Но это же не повод расслабляться. Собственно, руководитель управления ветеринарии Калмыкии Валерий Артаев на пресс-конференции в марте сообщил, что в прошлом году более 1 млн овец и коз вакцинировали сами владельцы животных (республика, как пояснил главный ветинспектор РК, «не попала в план» и вовремя не получила вакцину), в этом – иммунизация примерно такого же количества мелкого рогатого скота будет оплачена государством. Тогда же, в марте, Валерий Николаевич заверил, что сегодня «оспа овец и коз ликвидирована на всей территории Российской Федерации». Хочется верить, а то вот на бумаге было, что ящура нет, а в действительности?

Да и после того, как боль фермеров ещё не притупилась, их настигла новая напасть – нодулярный дерматит (или бугорчатка), которую наши крестьяне называют оспой, тем более лечат ее так же, как и оспу. Об этом сообщается на сайте управления ветеринарии 30 июня 2016 года: «Специальной вакцины от нодулярного дерматита нет. Однако это заболевание по морфологии схоже с оспой овец. Поэтому для иммунизации используют вакцину от оспы овец, увеличивая дозу». Немало людей уже смеется: ящура нет – это вирусная диарея, оспы тоже нет, это нодулярный дерматит. Может, наша страна получила еще один сертификат, удостоверяющий, что в стране нет оспы?

Испытание ящуром

Говорит Адуча Эрднеев, депутат Целинного РМО: «В июне мы, члены исполкома съезда ойрат-калмыцкого народа, попытались расследовать ситуацию, связанную с ящуром, которую пытаются скрыть власти. А как скроешь? Посмотрите в Ютубе видео, где убитые животные в Ики-Бурульском районе свалены в одну огромную кучу, рядом вырыта гигантская траншея для этих мертвых туш с торчащим ногами. Кто-то на видео горько комментирует: «братская могила». Это ужасно.

Мы, это Батыр Боромангнаев, Аркадий Горяев и я, выехали по жалобам в Целинный район. Вблизи поселка Верхний Яшкуль был выставлен карантинный шлагбаум. Но весь май говорили, что никакой заразы нет, так зачем карантин? Кордон был совместным: сотрудники полиции и двух управлений – Россельхознадзора и ветеринарии. Мы поинтересовались: как долго и в связи с чем здесь карантин? Выяснили, что предупредительные мероприятия объявлены якобы с мая и закончатся 17 июня. Связано будто это с вирусной диареей, поразившей местный скот. То же самое происходило и в Ики-Бурульском районе.

Мы выяснили, что источником заражения стал завезенный из Казахстана скот, сокрытый от ветеринарного обследования. Нам даже назвали владельца больных бычков, животноводческая стоянка которого находится на территории Чагортинского СМО. Мы направились в Чагорту, чтобы поговорить с людьми, кого непосредственно коснулась эта беда. И это действительно трагедия для селянина, если учесть, что он выживает лишь тем, что держит скот. Председатель Чагортинского СМО Жанна Манджиева сообщила о том, что на территории муниципального образования – тяжелейшая эпизоотическая ситуация.

Жанна Владимировна рассказала, что сначала в селе объявили: эпидемия у животных вызвана вирусной диареей. Вакцины против нее (а это миксоферон) в Калмыкии не оказалось, и крестьяне заказывали ее в Москве. К примеру, фермер Санжи Шонхоров приобрел препараты на личные средства (а это более 50 тыс. рублей), чтобы спасти свой скот, но это не помогло.

Жанна Манджиева, по словам Адучи Эрднеева, была членом комиссии, куда входили представители ветслужбы района, прокуратуры и ФСБ, и ездила составлять акты отчуждения скота. Людей фактически принуждали уничтожать скотину, не предоставляя при этом постановления или другого нормативного акта, указывающего на наличие определенной эпидемии. Манджиева удивилась, когда ей предложили развесить по селу объявление об эпидемии. На её просьбу показать документ, на основании которого это необходимо сделать, никаких бумаг и ответа она не получила. А уже позже, при тотальной обработке скота, председатель СМО обнаружила на флаконах с препаратом надписи, что это противоящурная вакцина.

Отчуждение скота было проведено в семи животноводческих хозяйствах.

Продолжает Адуча Эрднеев: «Нам сообщили, что людям, вынуждая их уничтожить скотину, обещали компенсацию: за взрослую корову – 30 тысяч рублей, за нетель – 25 тыс., прошлогоднюю тёлку – 20 000., телёнка – 10 тыс., овцу – 4 тыс., ягнёнка – 3 тысячи, за свинью – 15 тыс., поросёнка – 3 тысячи.

В связи с этим у нас после поездки остались вопросы: почему те, кто первым обнаружил признаки заболевания у животных и сразу обратился в ветслужбу, чтобы предотвратить распространение инфекции, больше всех и пострадал? У них ведь и перебили весь скот, а тех, кто молчал, обошли стороной, хотя вся скотина там больна. Почему на борьбу с эпидемией был брошен заместитель начальника отдела управления ФСБ по Целинному району Алексей Санжиев.

Почему у одного фермера забили не только 200 голов КРС и около полусотни овец, но и 16 свиней, которые были здоровы? И все-таки назовут ли причину массовой гибели скота в Калмыкии наши официальные органы?

– Еще ранее, – говорит Адуча Эрднеев, – по моей инициативе были созваны депутаты на сессию, посвященную этой теме. Мы хотели заслушать районную ветслужбу. Прибыл на заседание главный ветврач района и куратор по Целинному району из управления ветеринарии РК. Я спросил: что же это всё-таки – ящур или диарея? Внятного ответа мы, депутаты, не услышали: якобы это какая-то неведомая болезнь. Как же ветеринар не смог поставить диагноз? И почему не проводилась вакцинация в течение двух лет? Он пояснил, что у него майское письмо руководителя управления ветеринарии Артаева в головное ведомство с просьбой согласовать вакцинацию на территории республики. А ведь на это всегда выделялись федеральные средства, это, в конце концов, продовольственная безопасность страны. Но так и не понятно, что произошло», – заключил невесело Адуча Аранкович.

«Степная мозаика» пыталась разъяснить некоторые вопросы об эпизоотической ситуации в Калмыкии и 20 июля направила запрос в управление ветеринарии. Но ответа – в нарушение закона о СМИ – до сих пор нет. Не буду приводить свои диалоги с сотрудниками управления Эрдни Альчиновым и Гилян Басановой, это отдельная песня. Приведу лишь вопросы, которые мы послали по электронной почте, а еще принесли их на бумаге и зарегистрировали у Гилян Юрьевны:

«В связи с публикациями в СМИ и соцсетях о вспышке ящура, имевшей тяжелейшие и драматические последствия для сельхозпроизводителей Калмыкии, хотелось бы знать официальную точку зрения:

1) Завозную (действительно завозная? откуда?) инфекцию проморгали ветслужбы, фермеры не позаботились сами о вакцинации своих животных или это стечение обстоятельств?

2) В 2014 году Калмыкию исключили из зоны профилактической вакцинации животных против ящура, в мае этого года Управление ветеринарии РК направило письмо директору департамента ветеринарии Министерства сельского хозяйства РФ В. Н. Боровому с просьбой «согласовать проведение вакцинации восприимчивого поголовья сельхозживотных против ящура на территории РК». Вам отказали? Денег не было?

3) Еще в 2013 году в целях предупреждения завоза инфекции на территории республики, являющейся буферной зоной, организовывались карантинные посты. В этом году они слишком поздно выставлены?

4) Почему животных всё-таки вакцинировали противоящурной сывороткой, а называли вспышку эпидемией вирусной диареи? Какая все-таки болезнь поразила сельхозпоголовье?

5) Сколько всего животных погибло? Всем ли пострадавшим сельхозпроизводителям выплачены компенсации, как и обещалось?

6) Ящур побежден? Какова сегодня ситуация?

7) Об очагах нодулярного дерматита в Калмыкии Россельхознадзор уже не раз сообщал на своем сайте. Какова сейчас ситуация с данным заболеванием?

8) Осенью 2015 года, после выявления бугорчатки на Кавказе, была временно запрещена в России перегруппировка скота, его вывоз и проч. Откуда тогда в Калмыкии бугорчатка, которую здешние фермеры сейчас называют оспой?»

Вот такие простые вопросы, тем не менее, представляющие общественный интерес, управление ветеринарии проигнорировало. Чиновники не отвечают (а обязаны любому гражданину давать ответ, не только журналистам) в нарушение закона о СМИ (ст. 39,40), статьи восьмой закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», не говорю уже о статье 29 Конституции РФ. Официальные органы у нас, получается, нарушители законов?

А вот заместитель руководителя управления Россельхознадзора по Ростовской, Астраханской областям и Республике Калмыкия Жан Бакугинов в телефонном разговоре пояснил, что их служба является контролирующей. «Вакцинация и другие мероприятия переданы управлению ветеринарии, – сообщил Жан Викторович. – Мы следим за правильностью их исполнения. Мы проверяем ветслужбы два раза в год, выявляем нарушения. Первая проверка проходит в феврале-марте, вторая – ближе к октябрю». На вопрос, так был ли ящур, ответа не прозвучало, но собеседник оговорился: «Не подумайте, что я ухожу ответа, только после проверки можем что-то говорить…» В общем, цыплят, вернее, убытки по осени подсчитают?

Почему молчат пострадавшие фермеры?

В этой драматической ситуации есть еще один, не принимаемый во внимание факт – неучтенный скот. Он был и в советское время, им «спасали» спускаемые «сверху» производственные планы, которые нужно было выполнять. Коровы и овцы сверх обозначенной цифры нередко принадлежали районным и прочим начальникам, а что простому чабану оставалось делать? За неучтенную животину, несуществующую на бумаге (как и ящур этого года), можно не платить налоги. А как быть, как считать, когда случаются такие трагедии? Сколько нужно вакцинировать каждый год и сколько средств на это нужно? Официально одно количество скота, а де-факто – другое, гораздо большее. Поэтому придется кому-то доплачивать из своего кармана. Если в хозяйстве в мае-июне этого года уничтожали всю скотину, то там не спрашивали, какая из кучи вне учета. А компенсировать как? Да и фермеры молчат, потому, видимо, что им посоветовали не распространяться об эпидемии, ведь нужно получить обещанную компенсацию. Так что вопросы остаются (см. в том числе выше и вопрос № 5, направленный «Степной мозаикой» в управление ветеринарии Калмыкии). Между тем в этой истории пора бы уже расставить все точки над «i». Подождем проверок управления Россельхознадзора?

Райма ГРИГОРЬЕВА

P.S.: Как стало известно, в Ики-Чоносовском СМО 27 августа проведена бесплатная вакцинация телят против ящура, как было указано в объявлении, развешанном по селу Ики-Чонос и обращенном к владельцам ЛПХ.

P.S. Продолжение следует.

 

Комментарии (появляются после проверки модератором)  

 
+6 #1 Легионер 01.09.2016 13:05
А что,только скот теперь "основа благосостояния степного народа"? Раньше была и рыба и шерсть, образование...С коро так до каменного века Республика опустится. Просмотрел я ролик на Ютубе -скажу -обычная картина падежа из-за неумелого обращения - не привиты,не даются витамины. Надо со скотом,как с людьми - любить и лелеять...
Цитировать | Сообщить модератору
 

Наверх