За "Единую Россию" проголосовали больные люди Печать
Политика
17.09.14 22:44

Передайте будущему главе: в больнице нет мяса

Каждый имеет право избирать и быть избранным. Даже если упал, очнулся – гипс. Или сердце зашалило. И если вы ненароком оказались в лечебном учреждении, вам принесут урну и бланки бюллетеней.

Избирательный участок № 251 расположился в конференц-зале на первом этаже республиканской больницы им. П. Жемчуева. За пару дней до выборов он встретил закрытыми дверями. На часах было 17.15. Все ведь комиссии и участки допоздна работают, а эти куда подевались? «Неужели до 17 часов работают?» – запереживала я: ведь нужно было отдать документы и получить взамен удостоверение члена участковой избиркомиссии (УИК) с правом совещательного голоса (далее для краткости ПСГ). На стендах рядом не нашла информации с указанием времени работы УИК, как это положено. В другом конце в один из кабинетов была настежь отрыта дверь. Вывеска рядом извещала, что здесь работает Зубрик Анна Даваевна, «заместитель главного врача больницы по гражданской обороне».

В комнате находилось несколько женщин. Поздоровавшись, спросила у порога, не знает ли кто, где члены УИК. «Ну, вот она я. Что вы хотите?» – недовольно ответила седая дама, сидящая за столом. «А вы, простите, кто?» – спросила я и представилась. «Председатель участковой избирательной комиссии», – назвалась Анна Даваевна и начальственно продолжила: «Мы все на месте, работаем». «А что так неприветливо?» – «Вы же сами так спросили, я вам и отвечаю». Потом Анна Даваевна строго заявила, что «в связи со спецификой учреждения нужно купить (!) медицинский халат, колпак, маску и бахилы». Вообще-то, бахилы должны выдаватьяся бесплатно. Но это так, к слову.

Взяв удостоверение за номером 1 (как позже выяснится, на этом маленьком участке не будет ни наблюдателей, ни других членов УИК с ПСГ), услышала, что надо появиться завтра, в субботу, на процедуре получения бюллетеней. В 10.30 в больнице мне было сказано подойти к часу дня, потом перезвонили: требуется быть в территориальной комиссии (ТИК), в здании мэрии, к 14 часам.

Больница – это два здания: семи- и четырехэтажное, в которых располагаются 9 отделений хирургического профиля и 9 – терапевтического. Учреждение рассчитано на 600 человек. Здесь лечатся граждане со всех концов республики и из соседних регионов.

В 8 утра первые пациенты (те, кто может передвигаться) образовали маленькую очередь. Конференц-зал позволял им посидеть в креслах в ожидании доступа к урне.

Поинтересовалась у мужчин: «Вы такие политизированные? Что вам не лежится? Попозже бы пришли». Ближайший ответил: «А что делать?! Старшая медсестра сказала идти голосовать». Другой подал реплику: «Если сзади подгоняют…» Третий усмехнулся: «Очередь как за мясом!»

Один из пациентов, когда его попросили подождать, ответил возмущенно: «Сколько можно сидеть! Беспредел!»

Потом не раз звучало: «Вы куда без очереди?»

Председатель комиссии не выдержала и позвонила кому-то, видимо, старшей медсестре: «Девочки, перестаньте водить своих больных. Пусть капаются, принимают процедуры, не создавайте очередь!»

По составленным накануне спискам в больнице находилось 235 человек, за ночь могли поступить еще несколько больных.

На остальных участках горожане получали три бюллетеня: один по выборам главы Калмыкии, другой – партий (по единому округу), третий – по одномандатному. В больнице избиратели из районов получали лишь один бюллетень, чтобы отдать голос за кандидата на пост главы Калмыкии. Горожане с других участков – два, а те, кто проживает в данном округе, – три. Одна бабушка, когда ей принесли урну, не могла понять: почему нет в списке кандидата такого-то? Она назвала несколько раз фамилию: «Он же ко мне домой приходил, я обещала за него голосовать». Когда ей пытались объяснить, что больница – это другой округ, «не тот, где вы проживаете», пожилая женщина резко оборвала: «Что вы мне голову морочите! Я всегда голосовала в больнице за того, кого мне надо».

К 11 часам, по моим подсчетам, галочки в бюллетенях поставила почти треть пациентов. Потом члены комиссии понесли урны по палатам. В госпитале ветеранов войн и труда голосовали 14 человек. Первые четыре бабушки удивились: «А зачем заявление писать, да еще два? Что мне урну принесли?», «Всегда бюллетень давали и урну, и никаких заявлений не писала».

Половина обитателей госпиталя не могла заполнить бланки заявлений: «Не вижу». Не только в этом, но и в других отделениях медсестры помогали пожилым избирателям написать заявления. Многие из них вопрошали: «Где ставить подпись?» Иногда: «А за кого?» Когда члены комиссии подавали старикам бюллетени, они пытались на них расписаться.

В одной из палат пожилая женщина пошутила: «А сто грамм будет в честь выборов?» В кардиологическом отделении несколько пациенток заявили: «Передайте будущему главе Калмыкии: мяса нет! Мы здесь лежим кто четвертый день, кто – пятый, а вот она – десятый. И мяса ни разу не было в рационе».

 Когда мы выходили из комнаты, услышали напутствие: «Смех смехом, а выделять надо больше средств на медицину».

В некоторых палатах встречали вопросом: «А что это вы так замаскировались, как противочумная команда?» Члены комиссии парились в одноразовых хирургических халатах и бахилах, а на мне еще были маска и колпак, который я неправильно надела, и медсестры заботливо мне его поправляли.

В других были недовольные: «Вы чего так долго? Сколько можно ждать? Выйти не можем, медсестры не выпускают». Пара стариков на пожелание выздоровления сказали: «Нам ничего не надо, пусть пенсию повышают».

Многие зачитывали вслух имена кандидатов, кто-то громко комментировал: «Первый раз такие фамилии слышу и вижу. Ну, вот одна знакомая – Орлов. Ладно, поставим галку, пусть поработает еще».

Как раз начался обед. Санитарка катила по коридору тележку, на которой стояло эмалированное ведро, наполненное отварными макаронами, и пара кастрюль. В одной было первое блюдо, в другой, как пояснили, подливка. Суп без мяса, как заметили подошедшие с тарелками женщины. На завтрак, как они пошутили, «давали манку без молока, в честь выборов». На мое недоуменное «как это?» махнули руками: «А манки давно не было».

Печально и странно, что такой скудный пай у больных, которым нужно хорошо питаться. Тем паче около месяца назад «Степная мозаика» сообщала, что ресбольница приобретает мяса и продуктов питания на общую сумму более 700 тысяч рублей, в июле объявлялся конкурс на «поставку мяса (включая птицу) и пищевых субпродуктов» – на 495 тысяч. Куда, интересно, всё это подевалось?

К перечисленному 22 августа объявляется тендер на обеспечение пациентов молочными продуктами в 224 700 рублей. И госзакупки продуктов, понятно, не один раз в год производятся.

Лет 10-12 назад приходилось писать: «Если вы хотите украсть продукты в больнице, забирайте их сразу, не надо варить безвкусную кашу на воде, чтобы ее никто не ел и потом это месиво нести в ведрах, везти на тележках в бачках свиньям, содержащимся в личном подсобном хозяйстве. Лучше сразу заберите эту крупу, дома сварите с молоком-маслом-сахаром. Хоть кому-то будет польза от нормально сваренной каши».

После обеда в конференц-зале было тихо: почти все выполнили гражданский долг? Один из пациентов, правда, успел пожаловаться в вышестоящий избирком: дескать, медсестры не выпускают, говорят, что урну принесут в палату и не дают вниз спуститься голосовать. Председатель комиссии кому-то позвонила: «Почему вы дезинформируете больных? Участок наш работает с 8 утра до 8 вечера. Все ходячие спустились и проголосовали. И он бы это сделал, а из-за вас он на меня пожаловался. Вы ему сказали, что на участке никого нет, все якобы ходят с урнами по палатам. Вы дезинформируете». Собственно, надо отдать должное главе УИК Анне Зубрик: она компетентно и четко выполняла свои функции, не пыталась, как на некоторых участках (к примеру, описанная «Новой газетой» ситуация на выборах в Санкт-Петербурге), что-то скрыть и тем более – подтасовать и сжульничать. Нет, здесь в целом голосование прошло честно и согласно закону. В 23.45 я получила 3 протокола.

В больнице за Алексея Орлова проголосовало 188 человек, за Николая Нурова – 30, Хонгра Марилова – 18, за Петра Вышкварока – 8.

Партиям отданы предпочтения следующим образом: за «Гражданскую платформу» – 11 голосов, «ЕР» – 47, КПРФ – 18, «Патриотов России» и «Народ против коррупции» – по 5, за «Справедливую Россию» – 6, за «Зеленых» и ЛДПР – по три, «Родину» и «Гражданскую инициативу» – по два, «Яблоко» – один.

И всего 17 занемогших горожан, место жительства которых совпадало с округом больницы, имели право проголосовать за кандидатов в депутаты ЭГС. Здесь Александр Бакаев, Наталья Манжикова и Арслан Тастаев не получили ни одного голоса, Андрею Бембееву досталось 3, Сергею Карбушову – 1, Олегу Цеденову – 3, Екатерине Шапаевой – 4 и Валерию Эрдниеву – 6.

Райма ГРИГОРЬЕВА

***

По предварительным итогам (по состоянию на 9.15 утра 16 сентября) досрочных выборов главы Калмыкии, размещенным на портале избиркома Калмыкии, за Алексея Орлова отдали свой голос 107368 человек (82,89% от числа пришедших к урнам), за Николая Нурова – 10702 (8,26%), Петр Вышкварок набрал 4064 голоса (3,14%), Хонгор Марилов – 3917 (3,02%). Явка на выборах составила 45 процентов.

Также вчера утром были опубликованы предварительные итоги выборов депутатов ЭГС по единому избирательному округу. За «Единую Россию» проголосовало 17910 граждан (47,29%), за КПРФ – 6620 (17,48%), за «Гражданскую платформу» – 4093 (10,81%). Представители этих партий и проходят в Горсобрание. 12 мандатов досталось «единороссам», 4 – коммунистам и 2 – «Гражданской платформе». Остальные партии получили менее пяти процентов голосов избирателей и, значит, не прошли заданный порог: «Справедливая Россия» – 1594 (4,18%), «Зеленые» – 1145 (3,02%), «Патриоты России» – 1037 (2,74%), «Народ против коррупции» – 577 (1,52%), ЛДПР – 1600 (4,22%), «Яблоко» – 751 (1,98%), «Гражданская инициатива» – 318 (0,84%) и «Родина» – 275 (0,73%).

Напомним, что на 25 мест в городском собрании претендовало 246 кандидатов. Официальные предварительные итоги по одномандатному округу на 17 часов 17 сентября еще не опубликованы на сайте избиркома РК.

Вернее, информация о предварительных результатах по «одномандатникам» имеется, но она доступна через несколько кликов – хорошо и глубоко спрятана. Только от кого? В общем, нажимаете на сайте избиркома РК ссылку «Выборы и референдумы», потом выбираете из двух опций «Выборы депутатов в ЭГС пятого созыва», потом ищете «Данные о предварительных итогах голосования по одномандатному (многомандатному) округу» и подобную ниже со сводной таблицей. Кликаете эти линки, но, увы, страницы открываются пустые, в отличие от ссылки на данные по единому округу – там информация опубликована.

Словом, надо еще потрудиться: ищем слова «нижестоящие избирательные комиссии», потом выбираем округ, затем жмём «найти». И так далее добывать, извлекать сведения по каждому из семи округов. Запаришься, в общем.

Между тем, есть закон от 09.02.2009 г. «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов  местного  самоуправления». Информация должна быть доступной не только тогда, когда вы шарите по данному порталу, но и если прибегните к помощи глобальных поисковиков. Задайте в Гугле, к примеру, интересующие вас данные по выборам в Калмыкии. Откроются другие сайты, но не избиркома Калмыкии. Простота доступа к сведениям проверяется от прямой ссылки на первой странице сайта. В общем, запаситесь терпением и – успешного вам поиска!

 

Наверх