Калмыки: азиаты в Европе Печать
Прочее
07.07.12 11:33

gerГДЕ ХОРОШО, ТАМ И РОДИНА?

Маленький азиатский народ калмыки давно живет в европейской части России, имеет свою автономию, но многие его представители разбросаны по всему миру.

У миграции женское лицо

«Мне уже за полвека. А жить только начала, - говорит Герензел, калмычка из Праги. - За плечами, конечно, счастливые, хоть и советские, детство и юность, вуз и работа. А потом в стране случился дефолт, слово, не только вошедшее в активный словарь россиян в конце 90-х, но и катком проехавшееся по многим судьбам».

Еще школьницей Герензел задумывалась: интересно ли будет жить в третьем тысячелетии? Какой будет наша страна? Рисовалось что-то фантастичное и сказочное. Но жизнь бывает покруче фантастики, боевиков и сказок. Так она оказалась в Праге.

С середины 90-х годов из Калмыкии, как известно, начался исход населения. Не только в Москву и другие крупные города России стали уезжать калмыки в поисках работы и лучшей доли, но и за пределы страны. По отчетам калмыцкого отдела федеральной миграционной службы, основной причиной оттока населения называются высокий уровень безработицы и крайне низкие доходы.

Среди мигрантов преобладают люди с высшим образованием и квалифицированные рабочие. Это лишний раз свидетельствует о невозможности раскрыть свой потенциал дома, в республике, ввиду слабого развития экономики. Но не всегда калмыки нужны и на обширных просторах России - с высшим образованием им порой приходится работать в Москве и Санкт-Петербурге горничными и сиделками, официантами и уборщиками. Кто-то подвергается опасности: печальную статистику пополняли последние лет 8-10 избитые и убитые скинхедами студенты и рабочие... Немало калмыцких врачей лечат пациентов в северных и дальневосточных регионах России - на Камчатке, в Тюмени, Салехарде, Нарьян-Маре... И чаще у миграции в России (внутренней и внешней) женское лицо.

Так и Герензел, имея диплом факультета журналистики Ленинградского университета, тринадцать лет назад уехала из Калмыкии, потому что нужно было заботиться о двух сыновьях, о престарелой матери, о сестре, имеющей тяжелую инвалидность. В газетах платили мало, и в начале 90-х, когда многие предприятия либо стояли, либо закрылись, армия безработных пыталась выживать. Герензел тоже надеялась наладить свой маленький книжный бизнес. Не получилось. Дефолт 1998 года разорил немало встававших на ноги россиян. А возвращаться в журналистику не очень хотелось, тем более она стала в Калмыкии опасной профессией. В 1998 году была убита редактор газеты «Советская Калмыкия» Лариса Юдина за серию антикоррупционных материалов. С середины 1990-х стандарты калмыцкой журналистики резко снизились: на страницах большинства газет и на экране телевизора преобладали поверхностные материалы, зачастую подающие жизнь в маленькой степной республике как радужную и счастливую; критиковать коррупцию и элементарное разворовывание бюджета было себе дороже.

К сожалению, до сих пор особых улучшений нет. Только за январь-февраль этого года Калмыкию покинуло 2268 человек, а прибыло 1880, треть из которых составляет иностранная рабочая сила из Средней Азии и Китая. Средний уровень зарплаты, по данным официальных органов Калмыкии, составляет 5800 рублей в месяц (примерно 190 долларов). Это самый низкий показатель в России.

Калмыки: между Востоком и Западом

Если о российских немцах часто говорят, что это «народ в пути», то калмыки несколько веков находятся между Востоком и Западом.

Как пишет профессор Самарского университета Любовь Четырова, «калмыки являются евразийцами и в географическом, и в культурном, и в физически-антропологическом отношении. Они единственный азиат¬ский народ, который имеет свою государственность на территории Евро¬пы. За плечами калмыков 400-летний опыт аккультурации в пределах рус¬ской культуры».

В 2009 году в республике отпразднован 400-летний юбилей добровольного вхождения калмыков в состав России. Действительно, часть западных монголов более четырех веков назад пришла на Волгу, в европейскую часть России, и стала называться калмыками. В то время они стали настоящими стражами южных границ Российской империи, участвовали практически во всех военных походах Петра Первого. Неслучайно еще в 1912 году русский историк Григорий Прозрителев писал: «Когда русский человек поставил свое знамя высоко над всеми соперниками в обладании страной, не может быть забыт калмык, как сын великой страны, для оберегания единства которой и он проливал свою кровь». Иными словами, созданию российской государственности в немалой степени способствовали калмыки.

«Родилась и выросла я в Элисте, где жила до конца XX века, - продолжает Герензел. - Мой отец Бадаев Борис Константинович - один из первых лётчиков Калмыкии, участник войны, кавалер многих боевых и трудовых орденов и медалей. Мама Болдырева Бося Тумбутовна всю жизнь работала с цифрами, но в душе фольклорист. Она была знатоком калмыцких сказок, песен, пословиц и поговорок, других жанров фольклора. Дома мы говорили на родном языке, а вся наша улица - по-русски. В те первые после возвращения из сталинской ссылки годы родители построили дом на улице имени Николаева. Он и сейчас стоит.

Хочу сказать, что в истории и судьбе любой калмыцкой семьи, в том числе и моей, отражена история калмыков, судьба страны.

В декабре 1943 года наш народ был насильственно депортирован в восточные регионы СССР - Сибирь и на Крайний Север. Папу, призванного на фронт в декабре 1941 года, уже в январе 1944-го, как и большинство солдат и младших офицеров калмыцкой национальности, отозвали с театра военных действий и отправили в Широклаг.

В ссылке родители работали на авиационном заводе имени Чкалова в Новосибирске, там родились две мои старшие сестры и два брата. Выжил только один Борис, родившийся после смерти Сталина, в 1955 году. А я и сестра Булгаш появились на свет уже по возвращении родителей из ссылки, в возрожденной Калмыкии.

Борис сегодня пенсионер, ветеран Вооруженных сил, служил в Морфлоте, на атомной подводной лодке. У него четверо детей и два внука.

После смерти мамы ко мне в Прагу в 2008 году перебралась Булгаш, поскольку ей с инвалидностью приходилось очень тяжело: необходимо гулять, но отсутствие в Калмыкии безбарьерной среды, как сегодня модно говорить, затрудняет жизнь».

Небольшая калмыцкая диаспора в Чехии составляет сегодня примерно полторы сотни человек. Это те, кто приехал в 1990-е годы, пик пришелся на конец XX века, в основном мамы с детьми. Между тем известно, что калмыки проживали в Праге и в 1920-е годы. Спустя 70 лет она вновь приняла тех, кому трудно. Но почему именно Чехия?

«В те годы между Россией и Чешской Республикой были безвизовые отношения, и отчаянные земляки переехали в Прагу в надежде начать новую жизнь, уповая на принадлежность чешского языка, как и русского, к одной языковой группе, - вспоминает Герензел. - Уезжали от безысходности: зарплату не платили месяцами, детские пособия не выдавали, мой бывший муж не платил алименты.

В Прагу я приехала к своей кузине Цаган, она там жила уже четыре месяца. Вместе мы нашли мою студенческую подругу Таню Бугдаеву. Она помогла найти жилье, оформить документы, лечила меня, когда я заболела. Я очень благодарна ей».

Через полтора месяца Герензел нашла работу, а через пару недель смогла оформить бизнес-визу на год. Стала сотрудничать с супружеской парой художников из Санкт-Петербурга. Раз в месяц они привозили свои работы, а Герензел продавала их туристам.

«Работала я по своим документам, с них платила налоги. Это было самое тяжелое время. В турсезон приходилось трудиться 27 дней подряд, зато зимой могла побыть месяц в Элисте с мамой и детьми».

Ей повезло, может, больше, чем другим. Немало калмычек трудилось там, где местные жители отказались. Но сегодня все выучили чешский язык и успешно интегрируются в европейскую жизнь. А дома, в Элисте, все заботы о детях легли на плечи сестры Булгаш, которой самой требовалась помощь. Но, с трудом передвигаясь, Булгаш тем не менее обстирывала мальчишек, готовила, проверяла уроки, присматривала за старой мамой. Сильный характер, несмотря на хрупкость, позволил ей еще в советские времена закончить техникум с «красным» дипломом и позже заочно - университет. И, конечно, вместе с мамой Булгаш переживала за сестру: каково ей там, на чужбине?

Герензел говорит, что большую помощь ей оказали чешские друзья, работавшие рядом и помогавшие в освоении языка Яна Неруды и Ярослава Гашека.

«Мои новые друзья нередко помогали и моим землякам, и я до сих пор поддерживаю с ними теплые отношения, - говорит Герензел. - Уже через полгода мои дети и сестра смогли приехать в Прагу - полюбоваться ею, отдохнуть. И в этом мне тоже помогли чехи. А через пять лет дети переехали ко мне».

Очарование Чехией

В Праге Герензел больше всего удивили и понравились люди - открытые, доброжелательные, готовые прийти на помощь. «Когда говоришь с пражанами по-чешски, это для них вдвойне приятно. Мои дети и я свободно говорим, читаем и пишем по-чешски, смотрим ТВ и фильмы. А настоящим открытием для меня стал тот факт, что люди со средним достатком могут жить и отдыхать достойно, путешествовать по миру, не бояться будущего».

Когда работают законы, когда есть социальная защищенность и стабильность, когда уверен в завтрашнем дне - тогда ты спокоен.

Герензел признается, что Прага детям понравилась с первой минуты, язык они легко освоили, в придачу улучшили английский. Она мечтала дать возможность сыновьям реализовать себя. И в Праге мечта осуществилась: «Удивительно, но в чужой стране мне было легче встать на ноги, потому что исторически в Европе малый семейный бизнес - основа благополучия семьи и государства».

Она любит Чехию, ее природу, сказочную и бережно охраняемую, восхищается Златой Прагой, ее театрами, архитектурой, мостами и Влтавой. С глубоким уважением относится к чехам - велосипедистам и лыжникам. В городе, по мнению Герензел, много спортивных сооружений. Девять лет с большим удовольствием она посещает фитнес-центр с бассейном, сауной и джакузи, водит гостей из Калмыкии в театры, знакомит их с красавицей Прагой.

Герензел благодарна Чешской Республике за поддержку семей иностранцев, инвалидов, одиноких матерей. При сдаче налоговой декларации вычеты за содержание обучающихся детей ощутимы. Сестра Булгаш получает пенсию по инвалидности, имеет автомобиль, оплаченный государством, стоимость бензина также компенсируется.

В Чехии раскрылись и таланты ее детей. Мерген, занимавшийся в Калмыкии настольным теннисом, стал первой ракеткой в пражском лицее. Санал, закончивший в Элисте музыкальную школу, здесь освоил гитару, стал писать музыку к собственным текстам, собрал рок-группу. Организовал еще один бэнд и выиграл музыкальный конкурс, группа Санала Stay subway названа лучшим молодежным рок-коллективом Чехии 2011 года, выпущен его первый диск.

Герензел считает, что Прага дала ей множество незабываемых встреч, открыла границы.

«Мы можем поехать в Австрию и Швейцарию, Италию и Турцию, Испанию и Францию, ходим в горы, катаемся на лыжах и сноуборде, бываем на концертах и лучших театральных постановках.

Вацлав Гавел более 10 лет назад организовал «Форум-2000». Благодаря этому биеннале буддисты Чехии имеют счастье видеть Его Святейшество Далай-ламу XIV. В окнах пражских домов можно заметить тибетский флаг - так чехи стремятся поддержать тибетцев в их борьбе за независимость. 35 лет назад Далай-лама со своими сподвижниками организовал буддийский университет и монастырь у города Вевей в Швейцарии. Калмыцкая диаспора из Праги не раз гостила там. На 30-летнем юбилее университета и 60-летии настоятеля Гонсара Ринпоче пять лет назад целый автобус пражских калмыков прибыл с концертом. Нас встречали, как братьев. Мои сыновья исполнили калмыцкие танцы и песни.

Гонсар Ринпоче в 2002 году организовал в городе Либерец близ Праги хурул, а чехи и калмыки возвели там ступу, мы всей семьей участвовали в этом возвышенном деле».

Герензел считает, что нет худа без добра. Терпение, труд, поддержка государства помогли интегрироваться в чешское общество, сохраняя свою этническую уникальность. И, может, в самом деле родина там, где тебе хорошо?

Райма ГРИГОРЬЕВА

НА СНИМКАХ: пражские калмыки

 

Наверх