Нельзя жалеть ситкалиевых. Они растлевают жизнь Печать
Происшествия
13.05.12 11:34

Пришел к вам в редакцию с двойственными чувствами: с одной стороны, высказать наше (мое и моих товарищей, друзей, жителей двора) одобрение за публикацию статей из зала суда, а с другой - поругаться с вами за мягкотелость в суждениях. С преступниками в погонах нужно быть жесткими и беспощадными, потому что они растлевают жизнь.

Против лома нет приема?

Наше время вырастило несколько новых пород людей. Одна из самых ненавистных - цивилизованные бандиты. Бандиты у нас были во все времена, но они всегда существовали на периферии общества, и если добирались до власти, то вели себя тихо, боясь разоблачения. Сегодняшние ничего не боятся, по крайней мере, до этого обвинительного решения Элистинского городского суда до нас доходили разные слухи о насилии и вымогательствах со стороны полицейских. И это вполне объяснимо.

Если сегодня один полицейский выбивает зубы подозреваемому, заставляет подписывать признание невиновного человека, а то и вовсе лишает его жизни с остервенением, то завтра за ним обязательно кто-то последует. Ведь всё совершается «во имя общего дела» совершенно безнаказанно. Например, сослуживцы, которые все это время активно защищали Джамбулу Ситкалиева на суде и перед начальством, они что, не понимают разницы между честным человеком и подонком? Вот что отвратительно, вот в чем заключается опасность! Прикрывая уголовно наказуемое деяние сотрудника, нынешний начальник отдела Ч. В. Бамбушев, выходит, тоже разделяет его образ действий и образ мыслей?

Так с общего одобрения - молчаливого или вызывающе откровенного - злобный преступный микроб прорастает в среде блюстителей порядка и законности. И уже многие сотрудники полиции свыкаются с мыслью, что против силы не попрешь: тебя сомнут, раздавят, вытолкнут из органов. Пример тому - позиция свидетеля Легкодимовой: и рада бы сказать правду на суде, да «свои» не простят. Не потому ли агрессивные и предприимчивые люди поднимаются по служебной лестнице, что вся система заражена?

Что касается самого Ситкалиева, то он, говорят, не раз на своей службе избивал людей. На расспросы те отвечают, что боятся новых бесчинств с его стороны, и молчат. Наверное, бандитов надо опасаться, но не до такой же степени, чтобы позволить им командовать всеми законопослушными гражданами. Почему-то Басанг Манжиков нашел в себе силы доказать, что Джамбула Ситкалиев - преступник. И таким, как он, не место в органах. С одной стороны, и я удовлетворен решением судьи Г. В. Дорджиевой: даже четыре года условно - это довольно внушительное наказание для преступившего закон полицейского. С другой - я не согласен с тем, что через три года он снова может работать в органах.

Твердый орешек

Мои друзья, соседи, знакомые, сам я - мы и есть та самая общественность, которая не желает, чтобы ситкалиевы возвращались в полицию. Таких уже не перевоспитаешь. Они будут продолжать сеять страх и вседозволенность, да еще и мстить. А когда они мстят, то злобно и подло. Это Джамбула Ситкалиев со своей командой лишил в 2010 году престижной работы Басанга Манжикова. Оперу не удалось заставить его силой взять на себя убийство родственницы. Басанг оказался не просто «твердым орешком», а человеком глубоко порядочным, воспитанным, он - вообще другой. Зато в минфине, мне это доподлинно известно, руководство поверило полицейскому Ситкалиеву, сообщившему о неблагонадежности их сотрудника. Мол, дело лишь за временем, и он докажет, что убийца - не кто иной, как Манжиков. С такой «протекцией» Басанг долго ходил без работы. Его никуда после этого не брали. А в это время родилась дочь, и семью нужно было кормить. И у самого со здоровьем были проблемы. Он долго лечился после избиения. На все это требовались средства.

Мы хорошо знаем его семью. Живем с ним в одном дворе. Этот парень рос на наших глазах. Мимо не пройдет, не поздоровавшись. Сроду во дворе не хулиганил, и мы его очень любили, потому что от своих сверстников он отличался и умом, и уважением к старшим. Оно и не удивительно!

Мама - педагог, любящий и понимающий человек. Мы все очень переживали за нее, когда Басанг попал в больницу. Ведь все могло быть куда хуже. Даже страшно представить, что эта женщина вообще могла лишиться единственного ребенка! Нина Саранговна понимала всю меру опасности, исходящую от Ситкалиева, тем не менее ей хватило мужества поддержать решение сына добиваться справедливости. И я видел, как она страдала, как все эти два года боялась реальной расправы над сыном, которому всегда доверяла и которого любит больше жизни. Она и теперь боится за него. Во время следствия в нашем дворе не раз появлялась странная машина с людьми, которые явно следили за Манжиковыми. Напуганная мать вынуждена была обратиться за защитой даже в ФСБ. Там она почувствовала поддержку, но что предпримет через год-другой мстительный Ситкалиев?

Не мы, а они нас должны бояться!

Мы говорим о неизмеримой ценности каждой человеческой жизни. Но «эти хозяева положения» и нас хотят приучить жить не по общечеловеческим законам - простым и понятным, а «по понятиям». Нашему обществу и дальше необходимо объединяться вокруг законности и справедливости в борьбе с преступающими закон людьми. А представителям СМИ нужно об этом чаще рассказывать, а также о том, как честные и мужественные полицейские достойно несут свою вахту на страже интересов общества. О них ведь тоже ничего не слышно. Тогда не мы будем жить в страхе, а ситкалиевы начнут нас бояться, хотя бы потому, что нас явное большинство, и мы хотим одного - достойной жизни в процветающей Калмыкии.

Борис ЦЕРЕНОВ, пенсионер

 

Наверх