wrapper

Недалёкое будущее. Где-то на территории бывшей Калмыкии, в глубинке то ли Астраханской, то ли Волгоградской области, маленький захолустный поселок, пустынные улицы, ранняя весна, начало марта, но жара уже достигает сорока градусов, свистит ветер, бегут одна за другой перекати-поле, стучит калитка; в тени лежит пёс монгольской породы алабай, но старый, исхудавший, облезлый, когда-то выступавший на собачьих боях. О былом величии бойца напоминают многочисленные шрамы на морде, одним ухом он отгоняет надоедливую муху, другое наполовину откусано.
В песочнице играет мальчик лет десяти, хотя песок везде, пыльная буря на прошлой неделе замела маленький дом под самую крышу. Мальчик, его зовут Баатр, придумал новую забаву, забирался на крышу и спускался на санях по песку, пока не был за это поруган старым дедушкой. Дедушка просил называть его аавой. Это единственное слово на калмыцком, которые знал Баатр. Изредка соседи ещё здоровались на своем: "Менд, мана күн", но значения этих странных слов Баатр не знал. Его имя ему не нравилось, собственно, оно означало "Богатырь", но странно было слышать старое калмыцкое имя, когда всех вокруг уже давно называли только русскими именами. Дедушка назвал его в честь прапрадедушки, якобы участника какой-то Великой Отечественной войны. Про ту войну проходят в школе, но Баатр до неё не дошел. Историк уехал в прошлом году, а класс состоит из одного лишь Баатра.
Баатру захотелось пить, но воды очень мало. Сегодня набрали всего только два ведра. Совхозный колодец засох, а в тот, который стоит в их дворе, вода просачивается плохо, в ночное время и по утрам, а Баатру не хватает сил, чтоб поднять ведра, витаминов употребляет мало, мясо не ел уже несколько месяцев. Единственную овцу в совхозе забили полгода назад, когда умер один из соседней. Коров не было вообще. Рассказывали, что раньше каждая семья держала по несколько десятков, а некоторые по несколько сотен этих странных блеяющих животных, в каждом дворе была корова с теленком. Коровы давали молоко, из молока делали сметану, творог. Сейчас все это было роскошью. В магазин привозили консервы. Дедушка иногда покупал их.
Дедушка в последнее время совсем сдал, но он как любящий дедушка позаботился о будущем Баатра. Он созвонился с детским домом в Волгограде, и те согласились принять Баатра, когда дедушки не станет...
...
А теперь задумайтесь, хальмгуд! Это ли фантастика??? Это то, к чему мы все идём. Мы все сами виноваты в том, что творится в настоящее время в Калмыкии. Вконец осволочели, оскотинели, врем, деремся друг с другом, убиваем друг друга, воруем друг у друга. Почти в каждом селе, не удивлюсь если в каждом, живут скотокрады, и это считается нормой. Обмануть ближнего, "кинуть" на деньги, и ещё этим хвастаться, это ли нормально??? Погрязли в собственной лжи, алчности; преследуете желание не заработать, а обогатиться моментально, применяя при этом самые низменные приемы и способы. Желая сохранить собственное поголовье, сотнями, тысячами истребляли сайгаков, этих благородных, свободолюбивых животных...
Вы что думали? Хозяин степей, Цаһан Аав, за это дарует вам богатый урожай? Зальёт степь многодневным дождем, как когда-то? Нет. Ничего этого не будет.
Посмотрите на себя!
Мужики пьют, бьют женщин, гуляют, сами стали женоподобными от многих литров выпитого пива, женятся, разводятся...
Девушки недалеко ушли. Гуляют не хуже мужиков. Где это вообще видано, чтоб девушки дрались. Сходятся раз в раз, толпа в толпу, ходят на стрелки, разборки, курят, пьют, матерятся...
От нехватки рабочих мест трудоспособное население вынуждено было покинуть республику.
В последнее время много призывов, что необходимо возвращаться, поднимать родную республику! А куда возвращаться, что поднимать??? Ничего ведь не осталось. Одни рестораны, бары, кафе... Пить, гулять у нас народ любит, но не умеет.
Наши предки, глядя на нас свысока, ужасаются, наверное, во что мы превратили нашу Калмыкию...
Одумайтесь, пока не совсем поздно!..
А теперь вернёмся к маленькому мальчику Баатру!
...
Баатр, играясь в песке, раскопал странную серую траву, имеющую приятный горький запах, но не стал срывать, а выпросил у дедушки немного воды и полил. Дедушка поинтересовался: "Что ты там делаешь?" Приковылял, увидел травинку... Оцепенел, взгляд затуманился, словно он глядел далеко-далеко, назад в прошлое. Из глаз аавы ручьями потекли слезы. Баатр испугался за ааву, обнял его, сказал: "Аава, не надо плакать, все будет хорошо, вот увидишь".
Аава заговорил на непонятном языке: "Го, Го, би уульҗахув, би байрлҗанав. Кезәнә эн өвсн мана теегт дала билә, ху дүүрң, ху бәрәтә билә, буурлда гидг..."
Баатр попросил: "Дедушка, ну говори на русском, я же не понимаю ничего".
Дедушка нахмурился, сдвинул седые брови: "Дедушка бичә кел, би чини Аав, эврә келән марттм биш..."
Баатр улыбнулся. Он не знал калмыцкий язык, но интуитивно понял ааву и ответил: "Аава, все будет хорошо, я выучу язык, я засею всю степь полынью, и снова, как в ваших рассказах, понесутся табуны лошадей, стада сайгаков, будут пастись овцы и коровы с телятами..."

Взято из группы ВКонтакте "Подслушано Калмыкия"

Добавить комментарий
Комментарии публикуются после проверки модераторами

http://www.zoofirma.ru/