wrapper

В России количество ВИЧ-инфицированных стремитель­но растет. Последние данные по Калмыкии тоже не радуют. Врачи утверждают, что источниками не­давних заражений становятся жи­тели республики, вернувшиеся с заработков из Москвы, Санкт-Петербурга и других городов. Главными факторами заражения являются незащищенные половые контакты и инъекционное употре­бление наркотиков.

По мнению калмыцкого врача-хирурга Бориса Сангаджиева, в нашем обществе сформирова­лась установка, что во всем мире ВИЧ-инфекция началась с африканских госу­дарств, а в СССР - с Калмыкии.

Это случилось в ноябре 1988 года, когда в нашей республиканской детской больнице был выявлен ВИЧ-инфицированный ребе­нок. Практически одновременно вирус был обнаружен у детей в Астрахани, Волгограде, Ставрополе и Ростове-на-Дону. Надо отдать должное тогдашнему министру здравоох­ранения Калмыцкой АССР Л. Б. Тапкину, его заместителю - Л. Я. Кумеевой, главному педиатру - Э. У. Бормангнаевой, главврачу Республиканской детской больницы - В. Г. Манджиевой и ее заместителю Л. Н. Дакиновой, - говорит Сангаджиев. Это они первыми забили тревогу, обнаружив в Элисте инфици­рованного ребенка, и практически подставили себя под удар. Если бы не этот поистине ге­роический шаг, трудно было бы представить масштабы трагедии, ведь в тогдашней закры­той железным занавесом стране такого роды эксцессы просто замалчивались. Инициатива была наказуемой, ведь сразу после трагедии в отношении калмыцкого здравоохранения начались настоящие гонения. На основании информации минздрава Калмыкии была соз­дана комиссия, продолжает Борис Сангаджи­ев, который в то время работал заведующим хирургическим отделением республикан­ской детской больницы. В январе 1989 года генеральная прокуратура возбудит уголов­ное дело. Комиссия из Минздрава РСФСР во главе с печально известной замминистра Э. А. Ноговицыной приехала к нам уже с при­говором. Генпрокуратура России и комиссия Минздрава не стали углубляться в подробно­сти и профессионально анализировать ситуа­цию. Вердикт вынесли сразу: “шприцевое за­ражение по халатности элистинских врачей”.

На момент регистрации ВИЧ-инфекции в г. Элисте в 1988 году, общее количество ВИЧ-инфицированных в южных городах СССР со­ставило свыше двухсот человек. Но, тем не менее, обвинили только калмыцких медиков, имевших мужество объявить о существова­нии в России СПИДа первыми.

По версии членов комиссии, СПИД в нашу республику был занесен моряком, ра­ботавшим в Африке, и, в последующем, был распространен нерадивыми медработниками “инструментальным” путем. А то, что ВИЧ-инфицированные стали появляться в других городах, объясняли тем, что тяжелобольных детей из Элисты отправляли в соседние ре­гионы, где от них в стационарах заражались местные. А то, что таких детей были едини­цы, и легко бы было при желании проследить цепочку, никто в этом не захотел разбирать­ся.

Чтобы найти “стрелочников”, комиссия использовала административный ресурс, и сразу же “полетели головы” - начиная от за­местителя главврача по лечебной части респу­бликанской детской больницы и заканчивая министром здравоохранения республики. На освободившиеся должности были назначены лица, которыми можно было легко манипу­лировать. Так, во всяком случае, считает ме­дицинское сообщество. Инсинуации в отно­шении калмыцких медиков не прекращались. И даже несмотря на то, что в 1990-м году в журнале “Социалистическая законность” по­явилось интервью старшего следователя по особо важным делам при прокуроре РСФСР Евгения Мысловского под заголовком “Гром уже грянул”. В частности, он отмечает: “Пер­вый вывод был таким - эпицентр в Элисте. Он оказался ошибочным. Трудно установить, где была вспышка в стране. Поскольку в дру­гих регионах к тому времени вообще не про­водили проверок и, тем более, не вели этих исследований”. Это еще раз подтверждает то, что Калмыкию решили обвинить во что бы то ни стало. Далее исследователь продолжа­ет: ’’Изучив истории болезни детей, мы про­верили все их контакты, и у нас получилось, что несколько малышей из Элисты просто не укладываются в выстроенную схему. По всем данным, заболевание у них началось значительно раньше срока, предсказанного медиками (май 1988 г.), т. е. в декабре 1987 года. Это еще раз указывало на ошибочность первоначальной версии о “единственном зло­дее”...

В телевизионной программе Андрея Ма­лахова “Пусть говорят”, показанной на Пер­вом канале в декабре 2015 года, посвященной трагедии в Элисте, полностью искажены факты. На протяжении всей передачи проходит мысль, что власти на местах старались не предавать огласке информацию о наличии ВИЧ-инфекции. Но все было далеко не так.

Доктор Сангаджиев уверен, что давле­ние на следователей прокуратуры, рассле­довавших это дело, оказывалось не с целью воспрепятствования информации о ВИЧ-инфицировании детей в Элисте и распространению инфекции в СССР, а наоборот - для сокрытия истинного положения дел, где фактически было виновато государство и чиновники органов власти РСФСР и Союза. Пострадал и заведующий хирургическим отделением. Бориса Михайловича сняли с должности, лишили категории и перевели простым хирургом, вследствие чего он 6 лет проработал на единственной ставке. Вина его заключалась в том, что, возмущенный вердик­том, вынесенным в отношении калмыцких медиков, Сангаджиев опубликовал свое несо­гласие в республиканских газетах.

Первым делом он задался вопросом: “А не связано ли ослабление иммунитета детей с ядерными испытаниями или выбросами га­зоконденсатного завода в Астраханской области?” В 1970-80-е годы, вспоминал Борис Ми­хайлович, в республике наблюдался всплеск гнойно-септических заболеваний среди детей младшего возраста. В то же время отмечалась странная эпидемия среди овец в Яшкульском районе, сопровождающаяся воспалением губ у животных. Второй вопрос врач связывал с поставками в Калмыкию препаратов крови, в том числе альбумина, антистафилококковой плазмы, иммуноглобулина, приходившими из Ростовского научно-исследовательского института вакцин и сывороток. Вполне ве­роятно, что вирус крылся именно в них. Но никто эти версии не проверял, ведь задача была - обвинить Калмыкию. Основанием вы­шеприведенных версий было то, что в Эли­сту, Волгоград, Ростов, Астрахань и Ставро­поль поступили экспериментальные партии иммуноглобулина. В результате чего в этих городах одновременно заболели дети. Инфи­цированными оказались малыши до трех лет, которых лечили в грудном и реанимационном отделениях. Они нуждались в проведении ин­тенсивной терапии, в состав которой входили экспериментальные препараты крови. Следу­ет подчеркнуть, что в то время почему-то не требовалась их обязательная регистрация в истории болезни.

Кстати, для уточнения версии заражения наших детей через препараты крови, врач-педиатр Яшалтинской ЦРБ Артур Харцхаев и врач Яшалтинской санэпидстанции Вик­тор Харинов отправили ампулы иммуногло­булина для исследования на ВИЧ-антитела. Результат в одной из ампул оказался положи­тельным, но попытку его использовать для исследований комиссия Минздрава РСФСР сразу пресекла. Это еще одно убедительное свидетельство ее тенденциозности. Здесь, как говорится, раскрылись все карты москов­ского начальства.

Можно долго рассказывать, сколько горя принес семьям Калмыкии этот злосчастный ВИЧ, сколько случилось смертей и трагедий, сломанных судеб, сколько имя нашей респу­блики полоскалось на страницах и экранах СМИ тогдашнего СССР и сегодняшней Рос­сии. Благодаря жертвенности калмыцких ме­диков в стране в полный голос заговорили о вирусе, и удалось предотвратить повальную пандемию. Еще одним плюсом стало тоталь­ное использование в Советском Союзе с 1989 года одноразовых мединструментов - шпри­цев, игл, систем для переливания крови и кровезаменителей. Нам, калмыцким меди­кам, не стыдно за то, что тогда произошло, уверен заслуженный врач Калмыкии Борис Сангаджиев, поскольку в этом мы не только не виноваты, но и совершили, по существу, профессиональный подвиг.

Во все времена в Калмыкии, в особенно­сти, в республиканской детской больнице, работали высокопрофессиональные и ответ­ственные медработники, обучавшиеся в ве­дущих клиниках Советского Союза и России. Ведь не случайно СПИД в СССР был впер­вые выявлен калмыцким врачом-педиатром, кандидатом медицинских наук М. Б. Шараевой, в то время как в других регионах об этом даже и не подозревали, а если и подозревали и выявляли, то умалчивали, избегая последствий. И только элистинские медики и руководство Минздрава Калмыцкой АССР, вызвав огонь на себя, проявили мужество и исполнили свой профессиональный и граж­данский долг. То есть поступили по совести.

Как тут не вспомнить, с какой маниакаль­ной радостью журналисты газеты “Советская Калмыкия” - в то время главного печатного органа обкома КПСС - принялись “разобла­чать” местных врачей, предъявляя им страш­ные обвинения. К сожалению, участвовала в этом и небезызвестная Лариса Юди­на совместно со своим коллегой Владимиром Ковалевым. Оба они уже упо­коились. Их тенденциозные публикации в центральных СМИ больно ранили не только врачей и родителей заразившихся малышей, но и жителей всей Калмыкии.

Надо отдать должное журналистке Елене Владимировне Абушаевой, недавно ушедшей от нас. Именно ее расследования позволили убедительно опровергнуть всю ту клевету, которая обрушилась на нашу республику по поводу ВИЧ-инфекции.

Бадма МАНДЖИЕВ
"Элистинский курьер"


Добавить комментарий
Комментарии публикуются после проверки модераторами

http://www.zoofirma.ru/